Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.

На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, Aвва Oтче,
Чашу эту мимо пронеси.

Я люблю Твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идет другая драма,
И на этот раз меня уволь.

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить - не поле перейти.

Б. Пастернак :beg: :beg: :beg:
:obida: :obida: :obida: :pozdr:
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:05 

Гарри/ Драко праят миром)))))

Последнее чудо


В Запретном лесу все особенное – от травки до самого старого дуба. И дело не только в волшебных существах, населяющих его. Нет, дело в самой магии леса. На протяжении веков, этот лес был свидетелем многих тайн и загадок, чудес и преступлений. Он, как преданный страж, хранит их всех, но, иногда, если суметь, можно услышать его тихий шепот.

Вот, как сегодня.

Всю ночь по листьям деревьев барабанят капли дождя, смывая усталость дня. Под одним из деревьев, устремив взгляд в бездонное небо, стоит человек. Его мантия, как и он сам давно промокли, но мысли уйти в тепло у него не возникало.

Последние несколько лет его можно часто встретить здесь. Хотя, что такое два года для Леса, чья жизнь давно уже не измеряется даже веками?

Уже никто не помнит того времени, когда в Запретном лесу впервые появилось волшебство. Лес даже сам не берется угадать – в его памяти нет временных рамок, прошло ли пять лет, или пятьсот. Эпохи сменялись, менялась магия. В какой-то момент, лес хорошо запомнил это, рядом с ним поселились другие существа. Хрупкие создания, с бесконечной самоуверенностью и наглостью. Они называли себя людьми.
Лесу было все равно. Как может небо интересоваться жизнью муравья? Хоть в них тоже была частичка колдовства, но другая. Их магия была тяжелой и неуклюжей, оставляя после себя неприятное чувство.

Но Лес привык.

Шло время. И Лес стал беспокоиться – все чаще стали происходить неприятные случае – многие его дети, создания, живущие в нем, стали преследоваться и истребляться. Люди ради забавы ловили и уносили его детей, или, из собственных глупых предрассудков, убивали их. Они даже покусились на священное для леса существо. Последний единорог – Пьюри.
Стон боли прокатился по всему лесу, когда обнаружили ее мертвое тело. Только существо, лишенное души могло умертвить само создание магии. Казалось, в мире на одно чудо стало меньше. Лес помнил слезы в глазах гиппогрифов, ярость кентавров, плач русалок...

Это сделали они - Люди. Создания, возомнившие себя равными первозданным творениям магии. Лес запомнил. И помнит до сих пор, что этим созданиям верить нельзя.

Но вот уже долгое время он наблюдает за жизнью одного из них, и в нем после тысячелетий просыпается любопытство. Чем-то пришелец напоминал ему его дорогих единорогов. Он весь буквально излучал магию. Никогда Лес еще не видел таких людей. Волосы, словно мерцающий шелк, тонкие кости, грация рыси. Лес мало что понимал в человеческой красоте, для него пришелец был красив, так же, как его дети – русалки, кентавры, ушедшие в историю единороги и синтреллы...

Лес не знал точно, но по ощущениям человек был очень молод. Он начал приходить весной. Лес любил весну. Время, когда все, что погрузилось в долгий зимний сон, обретает второе рождение и начинает новую жизнь. Время, когда волшебство буквально парит в воздухе.

Молодой волшебник тогда случайно забежал в чащу. Споткнувшись, он остался лежать на земле, сотрясаемый рыданиями. Лес с беспокойством смотрел, как он, разбивая в кровь руки, бьет землю. Внезапно он замер. Чужак не двигался, а лишь протяжно скулил – звук полный боли, страдания и обреченности. На краткий миг Лесу захотелось утешить пришельца – решив, что многие животные испугают его, Лес решил попросить Волчицу -Тери помочь. Она осторожна приблизилась к продолжающему лежать на земле чужаку. Толкнулась носом в плечо. Он резко сел, с испугом глядя на большую серую волчицу. Но не попытался убежать.
– Ты хочешь меня съесть? - Парень горько усмехнулся дрожащими губами. - Может это и к лучшему.
Терри удивленно смотрела на человеческого детеныша. Его речи были очень странными, но в то же время она чувствовала, что ему очень больно и страшно. Неторопливо подойдя к нему – мальчик, сидя не доставал ей и до груди – она осторожно лизнула его в нос. Чужак удивленно моргнул. Волчица села, ожидая дальнейших его действий. Ей понравился чужак, Лес был прав, от него пахло так же вкусно , как от обитателей леса – чистым волшебством.
– Лес тоже с интересом наблюдал за ними. Человечек долго сидел, не двигаясь, пока его плечи вновь не затряслись, и он, всхлипнув, не прислонился к мохнатой груди волчицы. Долгое время они так и сидели – человек и дитя леса.
На следующий день человечек снова пришел. Лес с непонятной радостью смотрел, как тот неторопливо идет по едва заметной тропке, восхищенно рассматривая все во круг. Обычно люди боялись ходить по лесу в одиночку, считая его мрачным и страшным. Какие все же глупые эти люди. Ведь главное не на что ты смотришь, а как. Этот человечек умел увидеть волшебство даже самой обычной бабочки или листа. Теперь он очень часто бродил по лесу, открывая новые полянки и ручьи. Дети леса его не трогали – после встречи с волчицей чужак уже без прежнего ужаса смотрел на остальных животных. Особенно пришельца полюбили фейки – самые легкомысленные и веселые, они постоянно кружили вокруг него, вызывая на лице у мальчика улыбку.

Лес привык. Привык, что этот человечек бродит по нему и сам стал ждать его прихода. Но не всегда чужак приходил улыбаться, гораздо чаще он был чем-то опечален. Разглядывая его лицо, Лес со сжавшимся сердцем понял, чьи глаза ему они напоминают. Пьюрри. Той самой самки единорога за день, как ее убили. В фиалковых глазах была грусть и, непонятная обреченность, будто она уже предвидела свою судьбу, приняла и смирилась. В глазах чужака, тоже была эта боль.

Постепенно встретить и поиграть с человечком приходило все больше и больше волшебных существ. Правда, ко многим чужак привыкал с трудом. Так, например, при виде гиппогрифа он в ужасе вскрикнул и спрятался за спиной его постоянной спутницы в лесу – Терри. Крылатый пристально смотрел на выглядывающего человечка и после долгих минут, все-таки склонил перед ним колени. Мальчик настороженно вышел из своего укрытия и дрожа сделал ответный жест. Лес видел, как он дрожит и боится поднять голову. Крылатый же, похоже, был удовлетворен поклоном, так как, неспешно, подошел и ткнулся клювом в плечо чужака. Тот неверяще поднял голову и встретился глазами с гиппогрифом. Лес не знал, что он в них увидел, но после нескольких мгновений человечек с радостной улыбкой обнял животное за шею, осторожно поглаживая серебряные перья, и прошептал:
– Прости...
За что он просил прощение Лес не знал, но Крылатый, казалось, понял и слегка кивнул головой.

Сам того не замечая чужак постепенно становился неотъемлемой частью их жизни. Лес замечал, что рядом с человечком животным становилось спокойнее, будто они черпали от него силы. Так было, пока была жива Пьюрри. Это очень озадачило Лес, ведь что общего может быть у благородного животного с людьми? Хотя все-таки назвать пришельца обычным человеком было нельзя. Лес больше бы поверил, что он дитя волшебства, или его потомок.

Время летело очень быстро. Человечек стал надолго пропадать, а когда возвращался, был очень бледен и печален. Лес помнил, что как-то играя с детенышами Терри, он с болью в голосе прошептал:
– Почему я не могу остаться здесь навсегда? - Он лег на пожухлые листья, устремив взор на голубое небо. - Поскорее бы все закончилось. Я так устал.
Что так огорчало человечка, Лес не знал, но был уверен, что в этом как-то повинны другие люди.
Однажды Лес заметил, что вместе с мальчиком пришел еще один человек. Они держались за руки, хотя друг на друга не смотрели.
– Так это здесь ты прячешься? - Новый чужак не походил на Пьюрри, он скорее напоминал Лесу синтрелл – с огромными кожистыми крыльями и смертоносными клыками они были прекрасны, той красотой, которая завораживает свой смертоносностью. Лес чувствовал, что этот чужак очень силен и опасен, его магия буквально обжигала свой яростностью и огнем.
Волшебные животные с настороженностью взирали на него, готовые в любой момент скрыться в недрах леса.
– Они не опасны, Поттер. Если ты, конечно хотя бы иногда слушал лекции своего друга-великана.
Молодые люди осторожно устроились на поляне, к блондину сразу же подошла Терри. Волчица легла рядом с ним, и, секунду поколебавшись, обнюхала второго человека. Затем осторожно лизнула протянутую ладонь. Лес отметил, что парень не испугался огромной волчицы, а лишь с любопытством разглядывал собравшихся на поляне. На его носу были смешные кругляшки, сверкавшие на солнце. Странные же вкусы у людей.

Постепенно все больше животных подходило к ним и, удостоверившись, что новый пришелец так же не опасен, устраивались неподалеку.
Человечек смотрел на знакомство с легкой улыбкой, и вдруг неожиданно улегся рядом с тем, кого он назвал Поттером, положив голову ему на колени. Брюнет нежно улыбнулся и потрепал его белокурые волосы, вызвав легкий смех у блондина.

Давным-давно Лес наблюдал, как единороги находили себе пару. Для них в жизни был только один партнер, с которым они были до конца своих дней. Они делили одну душу на двоих, принося в мир новое волшебство. После того, как их истребили, Лес уже почти забыл, как прекрасны те, кто делят на двоих одну душу. И теперь с удивлением смотрел на этих двоих, и видел, то что уже казалось не увидит никогда. Но как такое, возможно, что люди, всего лишь люди....

Двое, смотрящихся вместе, как одно целое, идеально дополняющих друг друга и смотрящие друг на друга так словно больше в этом мире ничего и никого не существовало.

Теперь в лес они всегда приходили вместе. Они болтали и играли с волшебными созданиями, спали, или бывало, просто лежали вместе и смотрели, как сквозь ветки деревьев пробиваются солнечные лучи.

Затем, они перестали приходить. Лес с неожиданной тревогой ждал появление двух фигурок, на тропинке к лесу. Прошел не один месяц и вот, однажды они вернулись. Волшебные создания с беспокойством смотрели на их изможденные, усталые лица. Волчица Терри легла рядом с ними, согревая их своим теплом. Те благодарно улыбнулись. Блондин принялся поглаживать мягкую шерсть волчицы, улыбаясь пляшущим рядом фейкам. Лес же видел, что брюнет-Поттер смотрит теперь лишь на блондина, и в его взгляде постоянное беспокойство и еще что-то. Лес видит, что теперь отношения между ними изменились. При каждом удобном случае брюнет старался коснуться своего спутника, тот же с удовольствием принимал его ласки.
Кажется, они стали настоящей парой. Только теперь, лес с удивлением заметил, человечек стал пахнуть иначе – если бы он точно не знал, что это один из людей, то сказал бы, что это потомок единорогов. Раньше он пах очень сладко, но все, же был и людской аромат. А теперь его магия стала, как у тех легендарных животных – чистой и звонкой, обволакивающей все вокруг, принося тепло и спокойствие.

– Скажи, Драко – Брюнет неожиданно заговорил – Что ты будешь делать, когда все это закончиться?
Лес видел, как вздрогнул блондин и с какой болью посмотрел на высокое небо.
– Это никогда не закончиться – тихий голос с горечью – Думаешь, смерть Лорда что-то изменит? Директор, с его политикой вседобра ничем не лучше его. Просто действует не так открыто.
Блондин лег на бок и посмотрел на спутника. Тот нежно погладил его по белой щеке.
– Не бойся, пока я рядом все будет в порядке.- Брюнет подвинулся и обнял мальчика. Так они и лежали, словно хотели спрятаться в друг друге, раствориться. Животные легли в кольцо вокруг них, как бы желая поделиться своим спокойствием и теплом.

Лес слышал, что люди снова развязали войну. Сколько он себя помнил они то и дело стремились убить себе подобных, очевидно получая от этого удовольствие. Видимо эти двое тоже были втянуты в это. Лес разглядывал их и находил все больше и больше знакомых черт. Да, он помнил, что синтреллы, рожденные для сражений, всегда с необъяснимой страстью шли в битву. Вот и этот брюнет-Поттер, словно зверь перед охотой: зеленые глаза иногда заслоняла алая поволока – Лес видел, что грядущая война лишь прибавляет ему сил. В отличие от другого человечка.
Лес с болью смотрел, на блондина – он будто потускнел, его волшебные глаза все чаще застилала печаль. Правда, общаясь с волшебными животными, он выглядел лучше. Лес понимал, что его убивает магия людей. Пусть он один из них, но по необъяснимой причине ближе волшебному лесу, чем свои соплеменникам.

Они снова лежали, прижавшись, друг к другу, блондин спрятал лицо в плечо Поттера. Лес расслышал его шепот:
– Я не хочу больше....Не могу... Больно.. - Брюнет при этих словах замер. Лес с беспокойством следил, как его глаза застилает пожар ярости. Он резко сел, увлекая за собой хрупкого человечка.
– Не смей меня бросать! - Почти рык – Ты обещал быть со мной.
Блондин с испугом смотрел на своего спутника. Но услышав последние его слова, мягко улыбнулся.
– Гарри, не бойся – Его тонкая ладошка погладила вечно растрепанную черную шевелюру, - Я обещал, что дождусь тебя.
Лес впервые видел слезы брюнеты. Тот неловко смахнул их и смущенно улыбнулся, словно извиняясь за свою вспышку.
В этот раз они просидели до вечера, провожая глазами исчезающее за кронами деревьев солнце. Когда на небе начали появляться первые звезды, они будто проснулись. Достав из своего балахона небольшую палку, брюнет, ткнул ею в большой булыжник и прошептал, что-то. Неожиданно булыжник превратился в небольшой домик, скорее даже избушку. Лес первый раз видел, как колдуют люди. Странные они все же.

Мне пора – Поттер крепко обнял блондина. Тот лишь кивнул, нежно поглаживая его по спине.
– Я буду ждать...

Так они и расстались. Больше брюнет не приходил, а человечек жил теперь в наколдованном домике, в чаще леса. Волшебные существа обрадовались его соседству, постоянно навещая его, а некоторые, как фейки, просто поселились рядом с ним. Лес тоже был рад, он окончательно уверился, что этот человечек связан с вымершими единорогами очень крепкими узами и не хотел, чтобы тот уходил.

Шло время. Лес забыл о втором чужаке. Казалось, что маленький домик всегда стоял в волшебных чащах, а его обитатель был истинным созданием леса..Чем дальше, тем больше блондин переставал быть человеком. Его светлые волосы, отросли и побелели, спадая на спину шелковым водопадом, В движениях появилась животная грация. Даже глаза изменились. Серебристые, словно пасмурное небо, теперь они были фиалковые, лишь иногда отливая серым.
Только сам блондин, казалось, постоянно кого-то ждал – играя с волшебными животными, развлекая феек, его глаза постоянно возвращались к небольшой, едва заметной тропке. И чем больше он ждал, тем сильнее опускались тонкие плечи. Лесу было жалко это красивое создание. Но как избавить эти глаза от боли он не знал. Оставалось только надеяться, что когда-нибудь фиалковый взгляд найдет на тропинке, то что он ищет.

Для Леса нет понятия времени. Для него это всего лишь череда смен природы – лето, осень, зима, весна. Сколько таких превращений он наблюдал с тех пор, как в нем поселился беловолосый человечек? Он не помнит.

Блондин по прежнему следит за тропинкой. Но это уже скорее привычка. Все реже от него можно услышать человеческую речь - он предпочитает общаться мыслями со своими друзьями – животные, по прежнему, в нем души не чаяли, постоянно навещая его.
И вот, когда в очередной раз листья на деревьях стали покрываться золотым налетом, пришел Он. Лес узнал эту жаркую, опаляющую магию. Именно такая была у другого чужака – Поттера.
Блондин играл с фейками у дома, когда почувствовал его присутствие. Он резко поднял голову, глаза привычно отыскали почти заросшую тропку, и недоверчиво расширились.

Фиалковые глаза с восторгом впитывали все – непослушные вихри отросших волос, в которых закралась седина, крепкую, возмужавшую фигуру, морщинки в уголках глаз. И наконец, его глаза – два изумруда, таких родных и любимых.
Лес видел, с какой жадностью чужак разглядывает блондина, будто поедая глазами. Всего несколько шагов и вот они сжимают друг друга в жарких объятиях.

– Драко...
– Гарри...

Фейки, с которыми играл человечек, смущенно смеясь, скрылись за деревьями – сейчас они были лишними, как и все вокруг.
Брюнет изменился, Лес тоже не чувствовал от него людского запаха. Его магия теперь источала глубокий, дурманящий аромат, заставляющий терять голову. Запах хищника.
Лес смотрел на две фигуры, слившиеся в жадном поцелуе и, пускай для наивного взора они были людьми, Лес смотрел намного глубже – туда, где бились их сердца и видел две ожившие легенды – единорога и синтрелла. Два прекрасных и сильных существа, созданные из чистого волшебства.

Наконец, брюнет отстранился от своего любимого, с нежностью глядя ему в глаза. Блондин отвечал ему такой же улыбкой.

– Ты долго- Легкое касание длинных, тонких пальце по чужим губам.
– Прости.......

Искра смеха в фиалковых глазах и точное ее отражение в ярко изумрудных. Слова уже не нужны, зачем они тем, кто не чувствует себя без другого, тем у кого одно дыхание на двоих?

Лес провожал взглядом державшихся за руки двух влюбленных. А ведь он успел смириться с тем, что в этом мире уже нет места истинно волшебным существам. Но вот он стал свидетелем еще одного чуда. Возможно последнего. А может это будет началом нового волшебства. По крайней мере, Лес постарается, чтобы так оно и было.

В Запретном лесу все особенное – от травки до самого старого дуба. И дело не только в волшебных существах, населяющих его. Нет, дело в самой магии леса. На протяжение веков, этот лес был свидетелем многих тайн и загадок, чудес и преступлений. Он, как преданный страж, хранит их всех, но, иногда, если суметь, можно услышать его тихий шепот.

И сейчас в самой глубине Леса спрятана особенная тайна, тщательно скрытая от чужих глаз деревьями, кустами, мороками. Даже сами дети леса тщательно охраняют двух существ, живущих в маленьком домике в середине Леса. Здесь, на островке мира рождаются истинные чудеса. Одно из них сейчас весело смеется, играя посреди цветов с озорными фейками. Лес с отеческой любовью приглядывает за малышом – белоснежные кудри, в которые старательные лесовушки вплетают цветы, и озорные блестящие изумрудные глазки, в которых то и дело мелькают серебряные искорки.

А ближе к дому, Лес переводит взгляд, можно увидеть родителей малютки. Лес всегда любуется тонкостью и грацией блондина - казалось после рождения малютки его красота стала совершенной. И наконец, подтвердилась надежда Леса – из под длинной белой челки виднелся маленький аккуратный витой рог. Такой же, только поменьше был и у малыша.
Поттер же стал настоящим хищником леса. Вся его фигура буквально излучала силу и мощь. После своего возвращения он ни на минуту не выпускал из поля зрения свою пару.
Лес видел, как они, помня годы разлуки, постоянно стараются прикоснуться, прижаться друг другу. Вот как сейчас – брюнет, сквозь прикрытые ресницы, наблюдает за свои детенышем, перебирая руками шелк белоснежных волос блондина, уютно устроившего голову у него на коленях. Он тоже наблюдал за малышом, улыбаясь когда фейки начинали тормошить того за кудри.

Лес хранит много тайн – своих и чужих. Но этот секрет он хранит особенно тщательно. Может именно на этой полянке, где не властно время растет Надежда для всего магического мира. Быть может волшебство все-таки всегда будет с нами.

@темы: ММММММного))))

09:10 

Начало Игры) Хаус/Чейз. Слеш.

Если бы вы спросили доктора Роберта Чейза, почему его принял на работу знаменитый
Г. Хауз, он бы только пожал плечами. Идя на собеседование он седьмым чувством понимал, что вряд ли его пройдет – все-таки он еще очень молодой врач и опыта работа, как диагноста он не имеет. Да и попал сюда скорее по ошибке.Вообще-то он планировал наняться в Клинику, в качестве хирурга, даже пришел на собеседование, которое проводил докор Стриган. Мужщина под сорок, ухоженый с распологающей улыбкой. Чейз, как то сразу успокоился и без всяких опасений прошел в его кабинет.
– Присаживайтесь, присаживайтесь! - Стриган облакотился о стол и с улыбкой стал разглядывать Чейза. Почувствовал укол беспокойства, тот нервно повел плечами.
– -Что-то не так, доктор Стриган?
– О, вовсе нет! - И вновь эта улыбка. - Итак, вы хотите работать в моем хирургическом отделение?
– Да, сер – Чейз осторожно улыбнулся – У меня неплохой опыт работы и рекомендации из нескольких клиник в австралии.
– О! - Стирган уважительно покачал головой. Затем наклонился ближе к Чейзу.
– И, я так понимаю, вы готовы трудиться не покладая рук? - Его рука опустилась на колена молодого человека.
– Доктор Стриган! - Роберт испуганно дернулся.
– Зовите меня Джордж.

Его рука начала медленно подниматься все выше, а в это время Роберт перебирал в голове все мыслимые и не мысленные выходы из этого положения. Закатить скандал? Не лучший выход. Ведь все равно Стриган выйдет сухим из воды – кому поверят больше, новичку австралийцу или местному хирургу?

Тем временем, рука Стригана уже растегивала его ремень. Роберт сглотнул. Сейчас ему могло помочь только чудо.

Неожиданно, дверь кабинета широко распахнулась и вошел высокий худощавый мущина..
– Стриган, тебя зовет Кади! - Тяжело опираясь на трость, вошедший все равно, казалось, источал превосходство.
– А с каких это пор, ты у Кади на побегушках? - Стриган нетороплливо убрал свою руку с коленки Чейза и выпрямился.
– С тех самых, как ты начал трахать все что дышит без аппарата искуственного дыхания -
Стриган с ненавистью уставился на мущину, но тот ли насмешливо ухмыльнулся. Пару секунд Роберт наблюдал за их молчаливой дуелью. В конце концов Стриган раздраженно дернул плечами .
– Чтоб духу твоего в моем кабинете не было! - Резко схватил с кресла халат и вышел.
В кабинете наступила тишина. Чейз не знал куда себя деть – было мучительно стыдно, что его застали за таким занятием. К тому же, если Чейз правильно разбирается в людях, вошедший человек вряд ли согласиться замять это дело и притвориться, что ничего не было. От своих терзаний его отвлек тихий голос.
– Не думаю, что твое призвание хирургия. Завтра здесь будет собеседование в команду диагностов.
– Ничего больше не сказав мущина вышел из кабинета.
И вот сейчас Роберт Чейз сидел в приемной и ждал свой очереди, которая, надо сказать, внушала уважение. По обрывкам чужих фраз Чейз уловил одно - собеседование проводил Грегори Хаус, всемирноизвестный диагност.Но хотя все и признавала, что в своем деле он гений – характер у его возможного шефа ужасный. Судя по всему, в команде Хауса никто не задерживался больше полугода. Неожиданно, двери кабинета распахнулись и из него выбежала молодая симпотичная брюнетка, в ее глазах застыли слезы.
– Что случилось – сидящий рядом с Чейзом брюнет вопросительно поднял брови.
– Этот человек ужасен! - Она с яростью посмотрела на уже закрытую дверь. - Надменный урод.
Окинув презрительным взглядом оставшуюся очередь она быстро полша в сторону лифта.
– Да, говорили мне, что с Хаусом надо держать ухо в остро – Брюнет надменно улыбнулся. - Хотя мне бояться нечего! Мой отец очень известный кардиохирург, он уже договорился, что меня возьмут, так что это собеседование чистая формальность.
Чейз приуныл. Хотя он и не надеялся, что его возьмут,но все же мечтал о хотя бы честной конкуренции. Вряд ли этот надутый индюк, чего-то стоит без папочки. Хотя про самого Роберта тоже так часто думали.

Вспоминания о своем отце, окончательно испортили настроение Чейзу. Дома все были уверенны, что раз его отец известный врач, то его сын ничего не стоит. Что он, как и этот парень лишь богатенький сыночек, не больше. Никто не знает, сколько вечеров он проводил у постели больной матери, как пытался лечить ее алкоголизм. Как одиноко ему было после ее смерти. Только медицина помогала ему не сойти с ума. Что бы там не говорили, а учиться ему нравилось, нравилось видет, как люди выздоравливали, как они будто заново рождались. Хотя Чейз очень хорошо помнил и тех, кому помочь не удавалось. Первый его пациентка, которая умерла, была старушка больная раком. Ее нельзя было спасти, так сказал его куратор и вышел из палаты. А Роберт проводил с ней ночи, пока сердце ее не прекратило биться. Он тогда плакал, заперевшись в туалете. Почему-то это больная напоминала его мать. Успокоившись Чейз решил, что лучше не сближаться с пациентами настолько , чтобы их смерть могла ранить. И правда, работать в некой броне было намного проще и удобнее.

За своими мыслями Чейз не заметил, как подошла его очередь. Сердце стучало, как сумашедшее, но усилием воли он взял себя а руки./Надо показать себя профиссионалом, без суеты и волнений/ Солгасившись со своим внутренним голосом, Роберт открыл дверь, вошел внутрь и замер. Во главе стола для переговоров сидел, поигрывая тростью его вчерашний спаситель. Он разглядывл вошедшего парня и довольно улыбался.
– ВЫ? - Разом растеряв все свое самоообладание, Чейз ошеломленно покачал головой.
– Что вы тут делаете? - Мущина улыбнулся.
– Ну, уже четыре часа пытаюсь найти себе помощника. Хотя может я и ошибаюсь, и моей задачей было нанять пару стриптезерш и превосходно провести вечер.
– Роберт растерялся. Так это и есть Грегори Хаус? Интересно, почему он вчера не представился, не сказал, что он сам проводит собеседование? Глубоко вздохнув, блондин взял себя в руки./ Главное спокойствие! Я пришел сюда наниматься на работу, так что надо взять себя в руки/
– Простите. Меня зовут....
– Роберт Чейз, австралиец, университет ???, работал в клинике *** в Австралии. - Хауз с наигранным интересом уставился судя по всему в личное дело Роберта. - Хм, к тому же имеется известный папочка-иммунолог.Я ничего не упустил? - ОН вопросительно посмотрел на блондина. Тот только сцепил зубы и кивнул. Вот уж до чего вредный тип! А ведь вчера он был искренне ему благодарен, и надеялся найти и сказать спасибо. Вот только сейчас, глядя в эти бестыжие голубые глаза слова благодарности застревали в горле.

– Восприняв молчание молодого человека за согласие Хауз улыбнулся еще насмешливее и отложил папку на стол. Скрестив руки на груди он спросил:
– И, что такой перспективный – это слово он выделил голосом – молодой врач делает так далеко от семейного очага? Или родные пинаты тебя не вдохновляют?
– Чейз неимоверным усилием воли сдерживался, чтобы не послать этого чокнутого./Да кем ты себя возомнил?!/
– А может есть более простая, но не менее приятная причина? - Голос мужщины стал приторно сладким. - Ссора с любовником на рабочем месте?
Чейз застыл. Теперь все понятно. Вчера этот человек никак не прокоментировал ситуацию, потомучто решил оставить на потом. Чтобы, как говорят, насладиться моментом. И конечно же, он и не думал брать его на работу. От обиды и разочарование защипало глаза. /Ну уж нет, высмеять меня у него не выйдет/.

– Я так понимаю, я не подхожу на работу? - Холодная улыбка стоило Роберту последних душевных сил. - Всего доброго.
Он развернулся и направился к двери. С быстротой, которую нельзя было ожидать от калеи Хауз вскочил и схватил Роберта за руку. Парень удивленно развернулся и встретился с парой внимательных голубых глаз.
– Не торопись, блондинчик, кто сказал, что я тебя не возьму? - Все еще держа его руку одной рукой, другой он погладил Чейза по щеке. - Правила приема на работу тебе известны?
– Я не собираю.. - Роберт не успел закончить фразу, а жесткие губы уже завладели его ртом. Протестующу замычав, он попробовал освободить рки, но обнаружил неприятную вещь – Хауз однозначно выигрывал,как в росте, так и в силе.
– Поняв, что вырваться не удасться Роберт обмяк в чужих руках. Поцелуй заставлял подгибаться колени – Чейз неосознанно поддался вперед, обнимая Хауза за талию.

Неожиданно поцелуй прервался, Роберт непонимающе смотрел расфокусированными глазами, как Хауз с улыбкой отходит на свое место, попутно играя тростью.
– Ну, что ж, доктор Чейз, я думаю учитывая Ваше рвение к работе – он сделал паузу – Вы приняты.
Роберт молча рассматривал Хауза. Тот же, казалось, потерял всякий интерес к нему – разбирал уже следующее личное дело. /Что это было?!/ Очень хотелось закричать, сломать что-то, что угодно лишь бы разбить эту маску самодовольства на чужом лице. /Если он думает, что я соглашусь на добровольное рабство – он сильно заблуждается!/ Но какая-то часть него была рада. Рада, что его взял на работу сам Хауз. Это был вызов всем – всем тем, кто сомневался в нем, как во враче, как в личности. К тому же имея рекомендации самого доктора Хауза....
Чейз кивнул головой и нетвердой походкой пошел к двери. Уже взявшись за ручку он услышал:
– До завтра, блондинчик! И запомни я люблю кофе с сахаром и корицей.

Выйдя из кабинета Роберт невидящим взором обвел ожидающую очередь. Все с нетерпением ждали его реакции, из которой можно будет понять - радоваться им, что место еще свободно или расходиться по домам. Брюнет, с которым Чейз беседовал ранее, с сочусвенной улыбкой подошел к нему, покачивая головой.
– Ну не надо растраиваться! Не ты первый не ты последний, так сказать – Он приобнял блондина за плечи. - Ну и как это было? Страшно?
Чейз с раздражением стряхнул липкую руку с плеч и надменно улыбнулся:
– Не стоит беспокоиться по напрасну. Я -то как раз уже при работе.
Насладившись вытянувшейся физиономией парня, Роберт направился к лифту. Обдумывая сложившуюся ситуацию, Чейз пришел к выводу, что не все так плохо. По крайней мере, если доктор Грегори Хаус решил, что Роберт Чейз пустоголовая подстилка, ему придеться пересмотреть свои планы. Уступать этому наглому типу Роберт не собирался. / Надо продержаться всего три года, а поистичению контракта я смогу работать там где захочу. - Чейз зашел в лифт и нажал нижний этаж – А Хаус.....
Вспомнив их поцелуй Роберт смущенно покраснел. В этом Хаус знал толк. Ну чтож, можно считать это приятным приложением к его характеру.
Идя по холлу клиники молодой врач Роберт Чейз довольно улыбался своим мыслям. Как кстати, что несколько дней назад он встречался с одной медсестрой из этой больницы. На одном из свиданий она обранила, что некто диагност Грегори Хаус питает необъяснимую страсть к блондинкам.
/ Игра началась, доктор Хаус. - Чейз обернулся и встретился глазами со стоявшим на втором этаже Хаусом. Тот насмешливо улыбался, явно чусвуя свое превосходство.Уголки губ Роберта непроизвольно изогнулись в почти такой же ухмылке. - Ваш ход, Грег./

@темы: Доктор Хаус - слеш)

09:12 

Всего лишь одно. Гарри/Драко. Слеш. Все принадлежит РОулинг я лишб взяла на прокат)))

Воспоминание слишком давит плечи,
Я о земном заплачу и в раю,
Я старых слов при нашей новой встрече
Не утаю.

М. Цветаева


Я молча стою, и смотрю на темную фигуру человека у окна. На улице лето – яркое солнце и на небе ни облачка. Только человек у окна этого не видит. Для него мир по ту сторону стекла всегда будет дождливо-осенним. Широкие плечи устало ссутулятся, словно придавленные невидимым грузом. Поворот головы и я уже смотрю в водянисто- зеленые глаза. А ведь когда-то они были, словно два пожара – прожигали душу одним взглядом. Я еще помню это. Как и то, что сейчас лето и война уже давно позади. Но помнить - это не знать.
Человек у окна неловко поежился и подошел к рядом стоящему креслу. Усталый вздох – словно он прошел целую милю.
- Зачем ты пришел?
Я молча протягиваю ему темно зеленую коробочку.
- И ты решил, что я приму это?
Знал, что именно так будет. Злополучная коробочка оставлена на столе. Я подхожу к нему и встаю напротив кресла. Ты не смотришь на меня. Считаешь недостойным? Грязным? Слишком эгоистичным?
Солнечный зайчик проник из окна и запутался в твоих волосах. Серебристых, как у меня. Я помню, как ты глядя в зеркало сказал:
- Мы теперь прямо родственники. Не находишь это комичным – Ты провел по своим белым волосам рукой и прикрыл глаза. – Это тоже Судьба, да?
Я тогда тоже молчал. Уже молчал и понимал, насколько глубоко все это проникло в наши вены – интриги, шпионаж, убийства, переговоры, убийства, убийства….. Я тогда просто положил свою ладонь на твои плечи и сжал их. Была ли это попытка разделить твои чувства? Не знаю.
Сейчас я, снова молча, смотрю на твою белесую шевелюру. Мы действительно кажемся родственниками – только вовсе не из-за седых волос.
Видимо тебе наскучило ждать, когда я уйду. Твои глаза смотрят прямо на меня, но в тоже время мимо.
- Ты никогда не успокоишься? Зачем тебе это? – Тяжелый вздох. Интересно, какой ответ ты от меня ждешь? Что я хочу, чтобы ты наконец-то понял, что все позади. Что ты нужен своим друзьям и близким. Гермиона, Рон, Ремус, Сириус…. Ты спас их всех. Ты смог. Так почему бежишь от всего, за что сражался?
Молчание окутывает гостиную твоего дома, как тяжелый туман. Ты не смотришь мне в глаза. Я привык. Именно этого тебе хочется? Просто забыть обо всем? О войне, о своей роли в ней, о друзьях…. Обо мне.
Я прохожу к дивану напротив твоего кресла и сажусь ждать. Сегодня я не намерен уходить с пустыми руками.
Интересно, твои друзья понимают, что ты задумал? Стала ли замечать Грейнджер, что ты стараешься вычеркнуть себя из их памяти.Обратил ли внимание Уизли, что его друг все реже и реже появляется у него в доме?
Я улыбаюсь. Надо сказать, что ты очень виртуозно корчишь из себя зазнавшегося героя. В лучших традициях Слизерина.
Полтора года назад ты убил Лорда. Ничего интересного – простая Авада. Ты умудрился собрать всю свою магию и бросить в одно заклинание. Я всегда говорил, что ты дурак. Одно чудо, что ты не стал сквибом. Хотя, когда я подошел к тебе и посмотрел в твои глаза, понял, что ты как раз на это и надеялся. Лишиться магии. Уйти из магического мира и оставить все позади.
А ты еще меня называл эгоистом.
Мы встретились со всеми в штабе Ордена. Крики, смех и плач. Ты улыбаешься всем и никому. Даже неожиданно повиснувшие на шее друзья не заставляют твои глаза снова ожить. Ты ведь именно тогда сломался, да? Не когда принял на себя титул Убийцы и Спасителя Магического Мира, а когда с улыбкой на лице принимал похвалу и поздравления членов Ордена.
Я всегда говорил, что ты очень предсказуем, а ты не слушал.
Последующие полтора года прошли в постоянных приемах и политических интригах. Золотой мальчик стал самым популярным брендом магического мира. Приглашениям не было конца, - дипломаты, послы, политики, аристократы….. Всюду тебя сопровождали твои драгоценные гриффиндорцы – разодетый в парадную мантию Уизли и всезнайка Гермиона. Ты уже тогда прекрасно понимал, что только благодаря тебе они могут попасть на такие приемы. Именно здесь решались судьбы стран. А единственный пропуск для нищеброда и грязнокровки - Гарри Поттер.

Ты ждал полтора года. Полтора года, которые позволили твоим друзьям встать на ноги.
Я тоже ждал. Те же полтора года. Восемнадцать месяцев. Пятьсот сорок девять дней. Ты знал, что я по-прежнему работаю в Ордене? Наверное, да. Я все еще держу своих шпионов на поводке. Только теперь их задача следить за тобой. Забавно, да? Я, Драко Малфой, слежу за Великим Гарри Поттером. Спросишь, зачем? Вряд ли. Тебе это не интересно. А мне все равно.
Мне все равно с тех пор, как моих родителей запытали у меня на глазах, а потом принялись за меня. С тех пор, как я впервые применил Аваду Кедавру против Пожирателей. С тех пор, как по приказу директора я стал шпионом Ордена в тылу врага.
Мне все равно, что ты с собой делаешь. Поверь. Просто это моя месть. Месть тебе за мое спасение. Какая ирония – ты лишил меня того, что желал сам себе.
Именно поэтому я сейчас сижу в твоей гостиной и жду. Чего? Чего угодно. Крика, ругательства…Ответа. Тогда давно ты не позволил мне уйти и забыть обо всем. Тогда ты уверял меня, что не сможешь один.
Ну что ж, Поттер, теперь ты никогда не будешь один. Я не позволю тебе это. Ты не достоин того, чтобы забыть.
…. За окном уже давно загораются звезды. Комната теперь сокрыта во мраке – остались лишь неясные очертания предметов. Невольно ежусь от прохладного воздуха. Я слышу твой неясный шепот и теперь, в камине потрескивает огонь. Я благодарно улыбаюсь, не глядя на тебя. Зачем?
- Ты просто теряешь время. Это все было ошибкой. Ты же не думал, что я, Великий Герой и Убийца, полюблю какого-то эгоистичного аристократа, который лжет, как дышит. Мы просто трахались. Так, что забудь об этом, Малфой.- Только твой голос ни капли не изменился, все такой же бархатный и глубокий. Почему же от прошлого всегда остается, так мало?
Я молчу.
- Просто уйди и забудь про меня. Поверь, так будет намного легче нам обоим, - Знаешь, не думал, что ты можешь сделать мне, так больно. Забавно? По-моему, да.
Ты встаешь с кресла и идешь к двери. Я смотрю на твою спину и молчу. В тишине слышны лишь твои все удаляющиеся шаги. Это не правильно, вся эта тишина. Я знаю, что если сейчас позову тебя, ты обернешься и останешься со мною. Ведь я тоже вижу в окне, тот осеннее - дождливый день. Для меня он тоже не прекращался ни на час.
Всего лишь одно слово – и Гарри Поттер был бы спасен мной.
Есть только одно но. Уже полтора года, как у Драко Малфоя безвозвратно повреждены голосовые связки. Проще говоря, уже полтора года я только и могу, что молча смотреть в твою удаляющуюся спину.

@темы: Гарри/Драко

09:13 

Пока без названия. Форман/Чейз, Хаус/ЧЕйз. Слеш)))

Первое впечатление Эрика Формана о Роберте Чейзе?

Его вообще не было. Когда Эрик шел на собеседование он ни о чем не мог думать кроме как о том, что работать в команде легендарного Хауса – это именно то, что нужно для его карьеры врача. Хотя слухи о сволочизме этого самого гения ходили преотвратные. Но Форман решил не заморачиваться – если его возможно будущий шеф и является задницей, то пусть об этом голова болит у него, а не у Эрика.

Личную встречу Форман не забудет и в кошмарном сне – такого он не мог даже представить, хотя, чего греха таить, такой сволочизм и отрицание любых форм морали вызывала невольное восхищение. На какой-то момент, отвечая на очередную гадость в свой адрес, Форман поймал себя на мысли, что ему это нравиться. Нравиться то, как по крови разливается адреналин и сердце начинает биться чаще, словно разгадка головоломки в детстве…
- Ну, что ж, негр, надеюсь твой завтрашний галстук будет хотя бы пытаться идти тебе…

Утром, собираясь на работу Форман слегка улыбался. До сих пор не верилось, что он смог пройти собеседование у этого психа. Хотя Хаус показался Эрику вполне вминяемым человеком. А то что характер него отвратительный – так не конец же света!

Но сейчас, работая уже трети час в Клинике вместо Хауса, Форман готов был пересмотреть свои утренние размышления. Хаус не просто гад. Он – Гад, с большой буквы. Подумать только – стоило зайти в кабинет, как был остановлен радостным возгласом:
-Сейчас дел нет, а у меня как раз дежурство в Клинике – Прищуренный взгляд синих глаз на дне которых огоньки злого веселья. – Мой кабине №1.
Постояв еще какое-то время в дверях, Эрик направился на первый этаж. Умом он понимал, что если нет дела, то работа в клинике обязательна, но плясать под дудку Хауса не было никакого желания.

На исходе четвертого часа сотовый Формана издал долгожданную трель. Быстро передав пациента с простудой медсестре, Эрик с приятным возбуждением вошел в лифт. Первый пациент которого он будет лечить в команде Хауса, и это точно будет что-то незаурядное. Форман слегка нахмурился. В команде… Кроме Хауса и его, Формана в ней состоит некто Роберт Чейз. Это имя Эрику ничего не говорило, единственное, что он знал – тот по специализации был хирург.

Вери лифта окрылись и Форман напрочь забыл про свои размышления – надо было сконцентрироваться только на работе.

В кабинете положив ноги и трость на стол уже сидел Хаус.
- О! Наш чернокожий врач решил бросить линику и начать работать?
-Если бы Вы не уклонялись от своих обязанностей мне бы не пришлось тратить свое время на ваше. – Форман сел за стол и, игнорируя издевательскую гримасу боса, раскрыл папку, принялся изучать больничную карту пациентки.
По этому, он не заметил, как в кабинет вошел еще один человек.
- О! Златовласка, а я уж думал ты сегодня решил оставить нас без твоего внимания - Хаус вытер не существующую слезинку – Я тааак, рад!
Форман услышал шумный вздох и поднял вгляд от папки. Нда, прозвище Златовласка было дано за дело. Вошедшим оказался молодой и очень привлекательный парень, в приталенной голубой рубашке и узких серых брюках. И у него были поразительные волосы. Форману пришло на ум одно – расплавленное золото, именно такого оттенка, плавной волной спускающиеся до середины шеи.
- Златовласка, знакомься с пополнением в нашем притоне, Эриком Форманом или просто крутым чернокожим – Хаус как никогда напоминал объевшегося сметано кота. – Ах, да Форман это Златовласка, или доктор Роберт Чейз.

Бросив раздраженный взгляд на Хауса, блондин уже с любопытством посмотрел на формана. Тот же сглотнул, встретившись с его темно зелеными глазами. Чейз улыбнулся уголками губ и протянул руку.
- Приятно познакомиться – Пожимая его руку Форман не мог не отметить ее хрупкости. Нда, на ум проситься словно изящный. Именно таким был доктор Роберт Чейз.

Тогда после приветствия Хаус начал перечислять возможные версии требуя от Эрика того же. Форман с азартом взявшися за обсужение очнулся тоько когда перед ним появилась кружка с кофе. Он с удивлением посмотрел на Чейза, который пошел видимо за своей кружкой.
- Не волуйся, Форман, Чейз , как не прискорбно сказать, иногда делает сносный кофе .
Хаус отсалютировал ему своей крушкой. Что-то было странно в самой мысле что приготовление кофе ему и Хаусу поручили Чейзу.

Уже придя к себе Форман стал анализировать весь прошедший день и пришел к вывоу что все как-то не так. На мозговом штурме Чейз говорил редко, предпочитая соглашаться с мнением Хауса. Когда босс отправил их обыскивать дом пациентки Чейз в отличие от Формана, не возмутился, лишь слегка передернул плечами. Обыскиая квартиру Форман постоянно ловил себя на мысли, что ему нравиться как двигается его новый коллега – легко и ишзящно, словно танцуя.

@темы: Доктор Хаус - слеш)

09:16 





Это то, что вдохновляет меня))))

@темы: Гарри/Драко

09:21 




Оюожаю Чейза))) До сих пор не могу решить, кто же с ним лучше смотрится - Хаус или Форман?))) ИЛи оба?)))))

@темы: Доктор Хаус - слеш)

10:08 




Блин, ну прям Сириус и Гарри вместе с Драко))) Ням)

@темы: Гарри/Драко

13:39 

<td style="text-align: left; padding: 8px; background-color: #FFFFFF; color: #000000; font: 12px
Твое самое потаенное желание)

@темы: ММММММного))))

13:39 

<td style="text-align: left; padding: 8px; background-color: #FFFFFF; color: #000000; font: 12px
Твое самое потаенное желание)

@темы: ММММММного))))

17:54 

17:59 

18:04 

18:07 

18:15 

17:16 

Пишет Гость:
20.02.2011 в 22:13


Я безбожно опоздала, но просто оч запала картина)))


Бесконечность жизни.

Вечность, что проходит этот мир по спирали свой судьбы, изменяясь по дороге, оставаясь неизменным.

Что было завтра и что станет вчера?

Время – вот главный мираж всех живых и мертвых.

Время – то, что создало нас.

Время – часть самих нас.

Безмолвный шелест веток – лишь видимость жизни.

Идти закрыв глаза – радужность темноты, лучше Этого.

Мой мир.

Деревья страданий, листья боли и проталины слез.

Шагая вперед, вдыхаешь дым отчаянья, не морщась – не умеешь.

И лишь спустя тысячи смертей, распахиваешь глаза и видишь….

…Уверенность и легкость движений. Жар, слишком живых глаз.

Встреча взглядов - Смерть смотрит на Жизнь. Хаос и Бытие.

С жадностью вдыхаешь, Этот, запах – смелости, упрямства и … злости.

Два мира бесконечно далеких, настолько, что почти и не видно различий.

Краткие мгновения, когда вы почти равны – плечом к плечу, и может показаться, что между вами лишь шаг…
Длинна шага – Вечность.

Вы живете неизмеримо дольше. Встречаясь, каждый раз здесь, там, везде.

Только один из вас все равно старше. И это ты. Но каждый раз ты встречаешься взглядом с одними и теми, же глазами.
Жизнь она бесконечна в своем непостоянстве.

Вот и сегодня, ты проходишь, этот отрезок Времени, заново вспоминая багряный огонь глаз, белоснежные пряди, на этот раз ниже широких плеч, уверенность во всем – в повороте головы, в руках несущих оружие.

“Ты стал еще красивее”

Бесконечно старые зеленые глаза на секунду будто озаряет улыбка.

“Ты не меняешься”

Слова убивают, не причиняя боли. Ты всегда такой. В прошлом, настоящем и будущем. Ты просто не можешь быть другим. Но такова Жизнь – боль и резкость, из любимых губ.

Еще несколько шагов Смерть идет с открытыми глазами, теребя рыжий локон.

URL комментария

@темы: ММММММного))))

23:41 

Гарри/Драко ( В этом тексте я писала за Гарри, а моя любимая подруга Нана за Драко))

Умный план.


1.
Гарри

Духота и жар.
Мне нечем дышать. Повсюду терпкий запах крови.
Нет! Я не хочу!
- Ты не убежишь… - Голос буквально сочится удовольствием – Ты не можешь бежать от самого себя, Гаарии…
Я тяжело дышу, но продолжаю бежать. Выхода нет, повсюду лишь стены. И крики. Крики повсюду.
-ПЕРЕСТАНЬТЕ!
Я плачу.
Крики не умолкают.
….Я не могу больше так.
На этот раз я отчетливо слышу женский плач.
Просто перестаньте!
….Я так устал…
- Тогда тебе лучше отдохнуть… - теперь в голосе нотки заботы. – Не думай ни о чем, отдохни…
Сквозь слезы я вижу темный силуэт и протянутую мне руку. Я больше ничего не хочу. Я протягиваю ему руку. Перед глазами мелькнули лица моих друзей – Рона и Герми. Мои друзья. Извините. Но я просто не могу. Я не могу больше сражаться в одиночку.
….Его ладонь была сухая и холодная. Это последнее о чем я успел подумать, прежде чем долгожданная темнота распахнула свои объятия.


***

- Где этот мелкий крысеныш! – Вернон Дурсль возмущенно пыхтел в коридоре, поглядывая на часы. Из-за этого проклятого мальчишки они могут опоздать на День рождение тетушки Мардж. Мало того, что этот мальчишка не приготовил завтрак, так еще и заставляет себя ждать!
- Ну, щас ты у меня получишь, неблагодарный молокосос! Тяжело дыша, мистер Дурсль стал подниматься по лестнице. Подошел к двери Гарри и забарабанил:
-Открой, поганец! Сейчас же!
Неожиданно дверь открылась, и Дурсль неловко ввалился в комнату. За небольшим столом спиной к двери сидел Гарри. Дурсль от возмущения покраснел еще больше. Этот мальчишка издевается что ли? Просто сидеть и смотреть в зеркало, пока твои родственники вовсю готовятся к поездке.
- Мальчишка, ты что оглох?! – Вернон резко дернул Поттера за плечо, разворачивая его к себе лицом. И с криком отдернул руку. Мистер Дурсль с ужасом смотрел на волдыри, быстро появляющиеся на руке. Затем перевел взгляд на Гарри. Тот с легкой улыбкой смотрел на него. Вернон нервно сглотнул, но все же, снова попытался возмутиться:
- Несносный ублюдок! Что ты наделал! Тебе нельзя применять магию вне школы!!! Да я т….
Дурсль, словно рыба беззвучно хлопал ртом. Вытаращенные глаза гневно смотрели на мальчишку. Тот медленно встал и подошел к мужчине. Дядя Вернон вдруг сообразил, что Поттер за это лето сильно вырос и теперь смотрит на него сверху вниз. Встретившись взглядом с парнем, Вернон сглотнул. Может он и не слишком много понимает в магии, но взгляд убийцы от взгляда 17-го пацана отличить сможет. И сейчас он понял одно – этот мальчишка опасен. Словно в подтверждении его мыслей глаза Гарри сверкнули красным.
- Дядя Вернон, что-то я не горю желанием ехать к тетушке. Может, я могу остаться дома?
Негромкий голос парня завораживал. Дурсль, баюкая пострадавшую руку, кивнул.
-Ну, вот и отлично. Тогда всего доброго – Поттер снова сел за стол – Вы знаете, где дверь.

Спускаясь вниз, дядя Вернон не думал ни о магии, ни о Поттере. В голове зрел только один вопрос. Можно ли задержаться у Мардж до конца лета….

Я слушал удаляющиеся шаги дяди Вернона и довольно улыбался. Никогда не чувствовал себя так, как сегодня с утра – было ощущение полного согласия с самим собой. Я посомтрел на себя в маленькое зеркало на столе. Даже взгляд изменился – из зеркала на меня смотрел уверенные в себе человек, а не мальчишка с затравленным взглядом.
*То ли ещщще будет, мой мальчик, то ли ещщще будет….*
Я быстро оглянулся, но голос в моей голове не умолкал.
*Ты с-с-сможешь получить вс-с-се, ты рожден, чтобы влас-с-ствовать вс-с-сем…*
-КТО ТЫ? – я со злостью озирался по сторонам – Чего тебе от меня надо?
*Я это ты, Гаарии….Я то, что ты постоянно прятал глубоко в сердце, твоя Истинная сила и могущество…*
Я скептически хмыкнул. Видимо это моя судьба – постоянно слышать чужие голоса в голове.
- Меня надо было назвать Мальчик-Ктороый-Всех-Слышит – ворчливо заметил я.
Но все же больше непонятного голоса меня занимал другой вопрос. То, как я поступил с дядей. Мне, конечно, понравилось, но все, же последствием моего поступка будут только одно – мне придется последние дни летних каникул провести НЕ с Дурслями.
Чувствуя небывалую легкость во всем теле, я достал из стола пергамент и принялся писать….



Сидя в купе Хогвартс-Экспресса я лениво смотрел в окно, попутно делая вид, что слушаю болтовню друзей.

Последние две недели я провел вместе с Роном и Гермионой в Норе. Нельзя сказать, что там было очень весело – друзья были увлечены друг другом, от миссис Уизли я сам старался держаться подальше. Меня очень раздражало ее желание понянчиться со мной, как с одним из своих детей. Я передернул плечами. Ох, уж мне эта мамаша, неудивительно, что Рон временами выглядел великовозрастным идиотом – если над ним все время так кудахтали…
За это лето я по-другому посмотрел на своих друзей. Интересно, Рон всегда был..так сказать не далеким человеком? С ним же просто не о чем поговорить, кроме квидича и Герми! А последней не могу вспоминать без дрожи – все две недели она пытала нас своими очередными открытиями в магической литературе. Нет, я все понимаю - ей интересно и все такое, но я-то, почему должен это выслушивать.

От внутреннего монолога меня отвлекла Гермиона.
- Гарри, ты почему не отзываешься?
*Я тебе собака, что ли?*
- Может у тебя опять шрам болит? У тебя такой усталый вид!
*Конечно, ведь ты ни на минуту не замолкаешь! И что за дурацкая привычка – чуть что, сразу шрам болит. Меня вообще он уже не беспокоит.!*
Я замер. Герми, что-то продолжала лепетать, но я не слушал.
А ведь, правда. Шрам у меня уже месяц, как не подавал никаких “признаков жизни”. Неужели Волдеморт залег на дно? Или – я блаженно прикрыл глаза – помер?*
*Какие интерес-с-сные мысли, малыш-ш-ш….*
За конец лета я уже почти привык к этому “внутреннему голосу”, даже иногда поддерживал беседу. Я снова перевел взгляд на постоянно мелькающий пейзаж.
*Ты ведь понимаеш-ш-шь, что твоим друзьям ссс тобой не по пути, Гаарри…*
Раздражающее шипение, но в глубине души я чувствую, что он прав. У меня нет никакого желания играть агнца для заклания, а ведь именно это планирует мой дорогой директор.
*Вас ожидает большой сюрприз, профессор….очень большой сюрприз…*


Гермиона увлеченно рассказывала о прочитанном ею фолианте по арифмантике. Рон делал вид, что внимательно слушает, но временное посапывание выдавало его с головой. Когда же из его угла послышался откровенный храп, девушка вздохнула. Нет, она очень любила Рона, но его отношение к учебному процессу явно нуждались в доработке.

- Гарри, а как ты считаешь… - Герми повернулась к сидевшему у окна парню и осеклась. Она конечно еще в Норе заметила, как изменился за лето Гарри. И дела было вовсе не в росте и мускулатуре, хотя теперь, надо признать, там было на что посмотреть. Нет, Гарри изменился внутренне. В начале лета Гермиона очень волновалась, видя, как он переживает из-за постоянных кошмаров.

Но в Норе она увидела совершенно другого человека. Тот Гарри, которого она знала, не умел так безразлично смотреть на собеседника, не умел, так презрительно улыбаться.

И вот сейчас, глядя на сидящего у окна Гарри, Гермиона почувствовала беспокойство. Такую усмешку девушка видела только у одного человека.

И это пугало.
Так улыбался Люциус Малфой…..


Драко

Закончилось лето, теперь все будет иначе. Я медленно поднимаюсь по ступенькам Хогвардс-Экспресса и лениво оглядываюсь.
Повсюду вечно снующие толпы студентов . Глупая никчемная масса... Какой-то недомерок задел меня плечом.
- Смотри куда идешь, придурок, или я….
- Или ты что, Малфой?
Я недоверчиво отрываюсь от созерцания толпы за окном и поворачиваюсь к нашему Золотому мальчику. Как всегда некстати...
- Сотру тебя в порошок. Где потерял грязнокровку и рыжего ублюдка? - я нарочито растягиваю слова и надменно смотрю на это
подобие волшебника. Подрос... несомненно, стал выше. Чертовски выше.
- Браво Поттер, новый год еще не начался, а ты уже меня удивил, - от моих слов он краснеет, как рак и судорожно втягивает носом воздух.
- Следи за словами, Малфой... - с его языка срываются шипящие звуки.
Не в силах оторваться от “нового” Поттера, я начинаю краснеть. Что бы скрыть свою заминку быстро выдаю.
- Остынь Потти, глаза покраснеют и сосуды полопаются. Ты мне надоел, - отворачиваюсь к окну и продолжаю скучающе рассматривать снующих туда-сюда людей, спиной чувствуя как он разозлился. Меня выдает дыхание, слегка учащенное, как будто я пролетал на метле часа два без остановки. Что же ты делаешь со мной, Поттер?
- Драко, чего ты там стоишь? Иди к нам! - из дальнего купе высунулась Панси. Слава Мерлину!
- Приятно оставаться... Золотой ребенок, - манерно говорю я и быстро ухожу в купе.

Падаю на кресло, привычным жестом потирая переносицу. Чертов Поттер, вырос почти на 30-40 сантиметров...
- Драко, что-то случилось? Ты выглядишь озабоченным...
Угрюмо усмехаюсь.
- Ничего, на что бы я обратил внимание.



Гарри

Я задумчиво ковырялся в тарелке с едой, краем ухо, слушая Гермиону. Мой взгляд переместился на слизеринский стол и выхватил знакомую белую шевелюру. Вспомнив случай в Хогвартс-Экспрессе, я улыбнулся.
Я решил оставить Рона и Гермиону наедине и пошел прогуляться. Ученики еще рассаживались по вагонам, многие бродили в поисках свободных купе. В голове возникло сравнение со стадом овец. *Интересно, а более нелогично можно передвигаться по закрытому пространству?* Ответом на мой мысленный вопрос стал парень, внезапно остановившийся передо мной. Я уже открыл, было, рот, чтобы высказать свое мнение о его умном, в такой давке, решении, но тут услышал знакомый голос
- Смотри куда идешь, придурок или я... – Я догадываюсь в кого он врезался….
- Или ты что, Малфой?
Слова сами слетают с моих губ. Толпа расступается, и теперь я вижу Его. Кажется, теперь я знаю, чем я займусь в Хогварте в этом году. Например, укрощением этой строптивой лошадки. Я оценивающе осматривал Драко. Ндаа, ничего не скажешь, за это лето он превратился из просто красивого парня в совершенство. Изящная фигурка, мраморная кожа, белоснежные волосы до плеч, - и все это венчает презрительно-надменнный взгляд серебристых глаз.
*Он очень крас-с-сив, с-с-словно дикий зверь…* Иногда внутренний голос говорит умные вещи! Тут мне в голову пришла заманчивая мысль– наверно укротить этого зверя будет очень интересно….и сладко.

В голове тут же нарисовалась ооочень заманчивая картинка. Стоящая на четвереньках обнаженная фигура… взгляд ртутно-серых глаз с поволокой страсти из-за плеча…Стоны наслаждения на грани боли…

Из моих фантазий меня вырвал мелодичный голос мой будущей жертвы.
- Сотру тебя в порошок. Где потерял грязнокровку и рыжего ублюдка?
Ах, мой мальчик показывает коготки? Я довольно улыбаюсь, ловя тень страха в его глазах. Что не поучается теперь смотреть на меня свысока? В росте, да и вообще в физическом плане у него нет шансов. Я подхожу еще ближе, вдыхая его запах…чего-то неуловимо-сладкого и желанного. Снова в его глазах я вижу настороженность.
*Неет, теперь он от нас-с-с не убежит…Он- наш-ш-ш…*
Первый раз я безоговорочно согласен с Голосом.
-Следи за словами, Малфой... – Мы стоим так близко, что я могу разглядеть каждую его ресничку. *Не надо так волноваться, детка….Поверь, ПОКА не надо…*
- Остынь Потти, глаза покраснеют и сосуды полопаются. Ты мне надоел,- Еще одна попытка восстановить статус-кво. Ну, на этот раз я дам тебе уйти, только постараюсь в будущем “научить” тебя манерам.


И сейчас, смотря на Драко за слизеринским столом, я снова чувствую непреодолимое желание схватить этого великолепного аристократа и, закрывшись в спальне, медленно и страстно разрушать его ледяное спокойствие.

*Зачем мечтать о том, что можно прос-с-сто взять и получить…*

Голос, как всегда предельно прост и ясен. Я хмыкаю. *Просто взять, говоришь? *

Сидящий рядом с Драко Забини, что-то прошептал ему на ухо и тот весело засмеялся. Забини же голодными глазами смотрел на смеющегося блондина.

А я почувствовал, что еще немного и погну ложку в руках.
Таак, придется заняться окружением Малфоя. К примеру, этот шатенчик может неожиданно упасть с лестницы….
Я не люблю, когда на мои вещи смотрят другие.


2
Драко

Еда невыносима, эти эльфы не умеют готовить. Я привередливо корчу нос и надкусываю кусочек утятины. Глаза то и дело натыкаются
на него... какого черта Поттер сидит, прям напротив меня, и отворачиваться глупо и смотреть тошно...

- Драко, что-то не так, я же вижу!
-Ничего, - резко отрезаю я, смываясь от надоедливой подруги.

Стянув мантию, падаю на кровать. Староста, куча обязанностей и уйма привилегий! Ну нет, личное счастье в первую очередь, а обязанности можно скинуть на Блейза или Панси...
Слышу стук в окно. Вот и первая весточка!!!
На моем столе сидит красивый филин отца, к ноге привязано письмо.


“Теперь план поменялся, Темный Лорд на время исчезнет. Это не достоверная информация, и никто не о чем не знает. Но мой тебя Большой совет, держись подальше от Поттера.

Л. М.”

Исчез? Быстро перечитываю два коротких предложения... Поттер... он-то тут, причем и что это вообще значит?


Странное ощущение слежки не покидало меня целый день.
После обеда меня опять атаковала Панс, затащив в подвернувшийся пустой класс.
-Люциус писал?
- Да,- я отворачиваюсь, стараясь спрятать лицо, потому что от нервного перенапряжения не могу сдерживать свои эмоции.
-Поттер?
- Да,- я злобно посмотрел на девушку, - И здесь этот выскочка что-то натворил. И... - подумав, я все- таки решил ей сказать,- Панс, ты заметила, как он подрос?
Девушка удивленно поднимает брови.
- Ты заглядываешься на Поттера?
- Конечно, нет. Пошли, урок уже начался.

Уже перед дверью арифмантики я не выдержал. У меня есть дела поважнее этой нудятины.
- Панс, скажи, что мне надо в больничное крыло. У меня есть дела.

Девушка недоуменно проводила меня взглядом. Жаль, что я не заметил еще одной заинтересованной пары глаз.

Я уверенно шел в библиотеку. Слишком много странностей за последнее время, надо справиться хотя бы с одной. Профессор Снэйп сказал приготовить одно затейливое зелье, его эффект сродни врожденной оклюминации. Постоянная защита от чужого воздействия.
Нашел! Я бережно достою пудовый фолиант и кладу его на стол, садясь за кресло.
Страница сорок три, интересный состав. Не уверен, что все из написанного есть в лаборатории, значит нужно наведаться к крестному за...

- Привет...

Я резко вскидываю взгляд, отрываясь от созерцания старинной книги.

- Поттер, ты что-то здесь забыл? Я не библиотекарь, отвали, - Его глаза приковывают меня к месту, мягкие плавные движения пугают.

- Разве Люциус не учил тебя хорошим манерам? - Теперь он нависал надо мной. Не меняя презрительно-высокомерной гримасы, я схватил книгу и встал.
Меня настораживали потемневшие глаза Поттера. Но я не мог не ответить на колкость в свой адрес.

- Поттер, я обучен манерам, но использую их при общении с достойными того людьми, - Угрюмо кивнув, я направился в сторону выхода.

Толстый фолиант выпадает из моих рук и в ту же секунду Поттер прижимает меня к стене.

- Я хочу тебя, Драако, - Он целует меня, посасывая и покусывая мои губы.
- Что, мелкая Уизли уже не дает? - Отталкиваю его, пытаясь вырваться из этого плена, и молюсь Мерлину, что бы он не заметил, как подогнулись мои коленки.

- Все еще упорствуешь? - Он скалится, целуя сильнее и ожесточеннее. Его рука пробралась мне под мантию, заставив вскрикнуть. В библиотеке стало жарко и мало места, его тело казалось невыносимым грузом. Рука Поттера расстегнула ремень и соскользнула мне в брюки, вызвав еще один протестующий крик.
Он рехнулся... окончательно и бесповоротно. То, что он делает, не правильно!

Я напуган, но оттолкнуть его не получается. Резко втягиваю воздух, он не должен так поступать… я ненавижу его... Собравшись с мыслями и пытаясь игнорировать наступающую панику, я отворачиваюсь от настойчивых губ.

- Прекрати... ты не Поттер, - голос вздрагивает, и я чувствую, как подкатывается комок к горлу.

Он слизывает мои слезинки.

- Его больше нет, - Целует мою шею, горячее дыхание щекочет волосы.- Есть только Я...

Его руки ласковыми движениями заставляют меня выгнуться.

- Драааако...

Мое имя его голосом прокручивается в голове раз за разом. Я проклинаю свое тело. Предатель. Я предатель... Я не хочу этого, но когда он проводит по особо чувствительной точке, я снова прогибаюсь навстречу его рукам, желая прижаться ближе. Я плачу, от того, что не могу этого остановить, противен сам себе за слабость...

- Остановись, - Голос тоже решил сыграть со мною злую шутку, и вместо надменного приказа, я могу издать только хриплый стон. От досады я закусываю губу.

Глаза Поттера становятся совсем черными, и он резко разворачивает меня к себе спиной, потом прижимается ко мне воспаленным от желания телом. Паника накрывает меня с головой, сердце бешено стучит о ребра. Ты пожалеешь об этом, я обещаю... Я сглатываю слезы, еще сильнее прикусив губу. Сжимаю кулаки и резко отталкиваюсь от стены. Хочешь меня, Поттер? Не давая ему опомниться я разворачиваюсь опять к нему лицом и сам прижимаюсь к его губам, медленно соблазняя, прижавшись к его бедрам своими.

- Не так... - Тихо шепчу, опускаясь перед ним на колени. Лучше я сделаю это сам... я не дам ему изнасиловать себя. Я отомщу ему... позднее... весь Слизерин ему отомстит.
Но Поттер оказался умнее. Он резко дергает меня за волосы, заставляя поднять лицо. Это так унизительно стоять перед ним на коленях, чувствовать его запах, видеть, как он возбужден...

- Хочешь мне отсосать, - я вздрагиваю от того, как это прозвучало. И практически с суеверным ужасом и желанием вижу, как его губы искривляются в знакомой ухмылке.

Поттер тянет меня за волосы, заставляя встать, и снова прижимает к стене, целуя мочку моего уха.

- Я всегда знал, что ты маленькая шлюха, - от его шепота и теплого дыхания моё тело покрывается мурашками, - Только помни одно - здесь командую я.

Не дам себя изнасиловать! Слишком много чести для Мльчика-который-выжил. Попробуем другой способ...

Я поднимаю заплаканное лицо и смотрю ему прямо в глаза.
- Нет... я просто хочу, что бы это было хорошее воспоминание, - заставив свой голос дрогнуть, я продолжаю смотреть на Поттера.

- Это воспоминание будет счастливым...уж поверь мне, - он резко раздвигает мои ноги и встает между ними. Его пальцы соскальзывают вниз по возбужденной плоти.

-Драаако... - Поттер надавливает на кольцо тугих мышц одним пальцем, заставив меня вскрикнуть.

- Остановись Поттер,- Я уже не претворяюсь, - Или ты пожалеешь об этом.

Моя маска презрения не выдерживает, снова текут слезы. Мне приятно, и от понимания этого еще хуже. Я прогибаюсь на встречу его губам.

- Поттер, я Малфой и у меня есть связи... ах... на всех... ты пожалеешь!

Я цепляюсь за его плечи, чтобы не упасть и постыдно отвожу взгляд, запрокинув голову... лучше я буду смотреть в потолок и представлю, что меня здесь нет... это не я... это тело... пустышка.

-Свои связи прибереги до следующего раза, - Он шепчет, его речь похожа на парсилтанг, но я не слушаю. Просто выдержу эту пытку, а потом отомщу ему.
Поттер рычит от злости и резко входит в меня на всю длину.

- Ты мой... мой... - я слышу, что он говорит, пытаясь вернуть меня в тело.
Чертовски больно, но я еще помню, как это делать. Когда отец тренировал меня на износ или наказывал за непослушание, я научился "уходить"... Разделяя тело и душу. Я понимаю что кричу, со стороны мой крик кажется чужим. Руки обвисают вдоль тела, а голова запрокинута.

- Значит, мы любим боль, Драко?- Я перестал кричать... только всхлипы при грубом движении, не могу сдержать и слезы, ручьями стекают по щекам. Противно и больно. Страшно и ... приятно.

-А что насчет наслаждения? - Он кусает выступающую ключицу и поглаживает мой член, потом произносит какое-то заклинание. Его грубые толчки распаляют меня, страсть затапливает. Я понимаю, что снова кричу, но самое страшное, что я сам насаживаюсь на него, извиваясь под жадными поцелуями.
Он что-то сделал с моим телом.

- Поттер, сильнее! - Я кричу, двигаясь на встречу ему, зарывшись в его волосы руками и обвив ногами талию,- Поттер...- Стон срывается с моих губ и я дергаю его за волосы,- Быстрее...

….Пусть это закончится быстрее…

Мне стыдно, страшно, паршиво и приятно. Жжение между ног раздается сладкой истомой по всему телу. Грубые толчки приближают к развязке.

- Нет! - Я пугаюсь своих мыслей... Мне приятно? Не может быть... Я пытаюсь насаживаться сильнее, что бы почувствовать отрезвляющую боль.

Он целует мою кожу, слизывая капельки пота, срывая стоны. Потом ловит мои волосы губами и шепчет.
- Мой... Дракооо.... мой....мальчик, - я выгибаюсь всем телом вжимаясь в его бедра... наслаждение на грани боли. Бешеный ритм только дразнит возбужденную плоть. Ярость и похоть сплетаются в страшный коктейль, заставляя двигаться быстрее и резче, поддаваясь его силе, отвернуться от его лица, что бы не поддаться настойчивым поцелуям и не чувствовать, как онемели пальцы ног.

Через несколько минут я чувствую, что он дрожит всем телом, и кончает. Теплая жидкость наполняет мой организм, и я опять отворачиваюсь.

- Мой..., - Поттер резко разворачивает мое лицо и целует, посасывая прокушенную губу.

Я тяжело дышу и не в силах еще прийти в себя. К тому же я до сих пор возбужден. Хочется кинуться на него, попросить еще ... или остаться, но я мысленно даю себе затрещину и гневно смотрю на него.

- Это мы еще посмотрим, - Голос вибрирует от напряжения и сдерживаемого желания. Поттер отпускает меня, и я падаю на пол. Жжение между ног перерастает в боль, я опускаю голову и вижу кровь. Чертов ублюдок порвал меня.

Напиться было бы лучшим выходом...

Он хищно улыбается, натягивая джинсы, потом наклоняется и резко целует.

-Ну что ж, до следующей встречи, Драко.

Проводив его взглядом, я подтянул себя в стоячее положение, ухватившись за полки. Брюки давили на эрекцию. Единственное желание - убить Поттера. Но сначала душ.

Кое-как дойдя до подземелий, я забился в самую дальнюю кабинку и включил горячую воду. Темный Лорд. Жаль, что его нет на месте, когда так хочется отомстить. Ладно, разберемся с ним по средству Хогвардса. Эта мразь получит по заслугам.
Смыв кровавые подтеки, я откинулся на спину. Было неприятно дотрагиваться до возбужденной плоти, потому что я не мог выкинуть из головы его образ.

"Мой... Драко" Наслаждение пульсировало под пальцами. Его голос, его запах, его тело, его вкус. Второй рукой я провел по губам, едва улыбнувшись. Кого я обманываю?

С каждым толчком я понимал, что мне нравилась эта грубая сила. И еще больше приходило осознание того, что меня отымели.
Я стонал, с головой окунувшись в ощущения, лаская себя. Кончив, я еще немного постоял под душем, выравнивая дыхание.
Нет. Мне просто не может это нравиться.


3.


Гарри

Первую неделю я мучился только одним вопросом. Почему на распределение я выбрал Гриффиндор?! Нет, это поистине самая большая ошибка в моей жизни. На фоне моего факультета Рон и Герми кажутся ангелами во плоти. В день приезда грифы затеяли “вечеринку”. По крайней мерее они так думали. Господи я чуть не взвыл, когда вошел в украшенную гостиную своего факультета. На какой-то момент я подумал, что это чья-то злая шутка. Но искренне довольные собой, Рон и Герми говорили об обратном.

- Гарри, мне Герми все уши прожужжала про всякие магловские праздники клубы и вечеринки, так что подумали, что не плохо бы было и здесь нечто похожее устроить. – Я лишь кивнул Рону, очень надеясь, что на лице у меня все же милая улыбка, а не оскал ужаса. Нет, я не против вечеринки, но глядя на цветные бумажные фонарики и гирлянды…. Заберите меня от сюда, кто-нибудь!

Про музыкальное сопровождение и напитки т ого вечера я постарался забыть, благо моя память была полностью за – такого даже для Великого-И-Ужасного меня перебор.



На занятиях я откровенно скучал – в Хогвартсе я заметил за собой одну новую особенность. Мне было достаточно прочитать что-то лишь раз, чтобы его содержание надежно отпечаталось у меня в памяти. Так, что, как говорится, дело за малым – прочитав все учебные пособия, я мог с чистой совестью бездельничать на уроках.

Хотя про бездельничать, это я погорячился. Основным моим занятием и развлечением стало наблюдение за Драко Молфоем. В этом году, благодаря директору, почти все пары Гриффиндорцы слушали вместе со Слизеринцами. За такую услугу Я готов был расцеловать Дамблдора, если бы не был уверен, что его после этого удар не хватит…. Хотя в этом что-то есть…

Что-то я отвлекся. Вообще, наблюдать за блондином было одно удовольствие, особенно потому, что его это очень раздражало. Видя, как его серые газа темнеют, а изящные ноздри возмущенно раздуваются, я приходил в восторг. Но все, же я придерживался своего плана по укрощение этого строптивца, поэтому старался как можно незаметнее узнать все расписание Серебряного Принца. Как оказалось, мой блондинчик снял с себя обязанности старосты и занимался только учебой и квидичем. Ну, что ж, для меня это более чем удобно.

Узнать расписание слизеринской команды, было делом пяти минут. Особенно мне понравился тот слух, что Малфой очень щепетильно относящийся к своей персоне моется в одиночку. Я дождался, когда все члены команды покинут душевую, и вошел внутрь.

*Твои привычки мне на руку, дорогой Драко* - я с улыбкой открыл дверь ванной. Мне пришлось прищуриться, от обилия пара в комнате. Но от моих глаз ничего не могло скрыть хрупкую фигурку слизеринского Принца. Он стоял ко мне спиной, с наслаждением подняв лицо навстречу струям душа. Я судорожно сглотнул - вид его обнаженной спины и упругой маленькой попки сводил сума. На ходу стягивая галстук и расстегивая рубашку, я направился к нему. Подойдя совсем близко, я услышал тихое бормотание.

- Устал?

Малфой резко разворачивается и попадает в мои объятия.

На секунду он замирает.

- Поттер, тебе, что здесь надо? – Хоть он и пытается говорить надменно, дрожь в голосе выдает его с головой.

- Найди себе другую игрушку - Демонстративно выходит из душевой, громко хлопая дверью.

С улыбкой провожаю гордого слизеринца взглядом. *Ты считаешь, что сможешь убежать? * Молча, иду за ним в раздевалку. Он демонстративно стоит ко мне спиной, собирая свою одежду.

*Думаешь, победил?* - я мысленно засмеялся.

Такой дикий Драко мне нравился. Тут я замечаю его метлу на скамейке, и мои глаза разгораются злым весельем.

*Поиграем? *

Я снова подхожу к нему и начинаю целовать влажную шею. По его телу прошла дрожь.
- Тебе же это нравиться, детка. Зачем убегать? - Моя рука спускается ниже и начинает гладить его эрекцию.
Он упрямо качает головой и резко поворачивается ко мне. Прекрасные глаза пылают от негодования и ненависти. Но я все же вижу искру испуга и этого мне достаточно.
- Дай мне уйти или мне придется применить непростительное – Драко пятится боясь повернуться ко мне спиной. Я перевожу взгляд на его впалый живот, затем ниже на треугольник светлых волос…. Он стыдливо прикрывается руками, я же довольно улыбаюсь, чувствуя, как во мне постепенно просыпается так долго сдерживаемое желание.

Я, молча, тесню Драко к скамейке, пока он не упирается в нее ногой. Я снова перед ним - один толчок рукой и он теряет равновесие и падает на скамью. Мои руки по обе стороны от него - теперь ему не убежать.

- Может ты чего-то не понял? Угрозы на меня не действуют. - Страх в его глазах только разжигает меня.

- Теперь У нас в Хоге новое правило, если я что-то хочу - я это получаю.

Опрокидываю его на скамью и нависаю сверху. Мои руки снова на его теле. Он открывает рот для очередного ругательства, но я накрываю его своим. Драко стонет мне в рот. Я с наслаждением наблюдаю за ним. В пылу страсти он выглядит просто волшебно - раскрасневшаяся кожа, поволока в глазах. Мои пальцы уверенно находят упругую маленькую дырочку меж его ягодиц. Он еще мокрый после душа, так что первый палец входит без проблем….

Драко

*Да что он о себе возомнил!* Я прогибаюсь навстречу его губам.

- Поттер.... ах.... я не бросаю - Он задел какую-то точку внутри меня, и я вскрикнул, двинув бедрами навстречу его пальцам - Слова на ветер....

Дыхание сбивается и приходится резко втягивать носом воздух. Я чувствую, что щеки заливает румянец. Сам целую его, коснувшись своим бедром его эрекции, и в этот же момент наставляю палочку ему в висок.

- Империо! - Месть всегда сладкая, я вижу как раскрываются от удивления его глаза.

Окрыленный удачей я нависаю над Поттером, оскаливаясь в усмешке, и презрительно смотрю в его глаза.

- Великий Поттер... и это все?- Я зубами провожу по его шее и сильно кусаю. На сердце отлегло.* Бедный Лорд так долго мучился, хотя тебя можно поймать одним Империо! *. Я перевожу безумный взгляд на его тело.

- Встань – Эти слова я почти выплёвываю. Отправляюсь к своей одежде и быстро натягиваю брюки и рубаху.* Что же тобой сделать? Выставить помешишем... заставить изнасиловать грязнокровку... нет... лучше этого рыжего бомжа.*
Я уже представляю глаза Дамболдора….



Гарри

Я с интересом смотрю на его лицо. Какой самоконтроль, на нем все как на ладони! Лихорадочный блеск в глазах говорит только об одном - месть мой малыш уже придумал.

* Пора преподать ему, ещщще один урок* Внутренний голос как всегда обманчиво вкрадчив. * Ты же сильнее, а он любит подчиняться силе…*

Небольшое усилие воли и Империо рассыпается в пыль. Не подавая вида, я все еще лежу на скамье. Драко же с презрением шипит.

-Теперь ты встанешь, пойдешь в гостиную грифиндорцев и изнасилуешь Рона Уизли.

О! Я мысленно поаплодировал. С фантазией у него все в порядке. Но игры кончились.

- А у меня есть идея получше - Пользуюсь его шоковым состоянием и снова произношу заклинание страсти - Мне больше нравиться один маленький слизеринец.

Драко

*А слизернцу, ой как не нравится, когда им так пользуются.* От шока и досады я впал в ступор на несколько секунд. Этого хватило, чтобы Поттер подошел и просунул руки под мою рубашку.

- Невозможно... - Я не могу внятно говорить, потому, что тело не слушается меня, прогибаясь под его руками. Я оседаю на скамейку, прижимая тыльной стороной руку ко рту, толи, пытаясь сдержать стоны, толи, стараясь отойти от шока.

- Я же приказал тебе уйти...


Гарри

-А я очень не послушный - Мои пальцы снова проникли в тесную дырочку.

- Ты такой тугой - Мой шепот вырывает из его груди еще один стон. Весь во власти страсти он призывно раздвигает ноги. Я глажу его по мокрой щеке

- Так не терпится? Ну, ничего - Я скалюсь в улыбке - У меня есть одна идея.

Моя рука тянется к упавшей на пол швабре. Я с удовольствием вижу ужас в его глазах. Заклинание смазки - наношу любрикант на наконечник.

-Может будет немного больно, ты все же слишком тесный - порочный взгляд.

-Но тебе понравится - Подвожу метлу к его входу и ввожу сначала медленно, но как только он издает протестующий стон - вставляю ее до упора. Его крик на минуту оглушает. Я слизываю слезы бегущие из его глаз.

- Тшш...тише, Драко.

Драко

Это худшая пытка... соленые потоки стекают по щекам. Я мотаю головой, старясь унять слезы. Нервные неровные всхлипы прорываются сквозь крики. Больно... хуже, чем в первый раз... намного хуже. Тугое кольцо мышц сжимается, не давая прохода для наконечника метлы.

-Хватит... пожалуйста, прекрати! - Я срываюсь на шепот и снова вскрикиваю, цепляясь за его руку и пытаясь остановить, закрыв согнутым локтем второй руки лицо... он не должен видеть, что мне стыдно... он не должен этого делать и он не узнает, что отчасти есть в этом что-то завораживающее... чувствовать себя слабее...


Гарри


Я начинаю трахать его метлой. Он уже не кричит - только едва слышно постанывает.

- Я всегда буду сильнее - шепчу ему на ухо - Всегда, только я....

Думаю, с него хватит - вынимаю и отбрасываю метлу. Мой мальчик заслужил поощрения – опускаюсь ниже и раздвигаю его ноги. Взгляд его крови кружит мне голову. Я начинаю вылизывать внутреннюю сторону его бедер. Затем мой язык начинает ласкать его дырочку. С его стороны доносится почти всхлип, когда я языком начинаю ласкать его изнутри. Позже к моему языку присоединяются мои пальцы. Ага, а вот и она - мои пальцы находят его простату. Драко дугой выгибается навстречу. Его хватает ненадолго - как только я прикасаюсь к его члену, он кончает. Я проглатываю всю его сперму. Вытерев подбородок, встаю. Вид его, голого оттраханного на скамье - поистине это незабываемое зрелище. Я поворачиваю его голову за подбородок и целую.

-Было весело, Драко. До встречи...

Драко

Сил нет, даже что бы подняться, это омерзительно, быть униженным таким способом... и это меня возбудило. Такого сильного оргазма у меня никогда не было.

- Что б ты сдох... Поттер - Я провожаю его фигуру взглядом. Хочется кричать и биться головой об стену, но я этого не делю. Железная сила воли заставляет встать и пойти в душ. Где я стоя под холодными каплями буду уверять себя, что вода в душевой всегда была слегка соленой на вкус...

@темы: Гарри/Драко, Слеш

23:55 

Гарри/Драко Временная петля

ПРОЛОГ.

В кабинете Дамблдора было непривычно тихо . Сам директор неподвижно стоял у окна, наблюдая как по стеклу барабанят струи дождя. В кресле напротив стола сидела заместитель директора профессор Макгонагал. Обычно сдержанная в проявлениях чувств, сейчас она почти с мольбой смотрела на Дамблдора:
-Вы уверены, что нет другого способа? Альбус! – Она смотрела в спину человеку, чьи решения она всегда признавала разумными и верными, но только не сегодня!
-Альбус, ребенок не выживет, Там! Как ты не понимаешь, он еще младенец, ему нужна семья, пусть даже это будет семья маглов! Макгонагал посмотрела на ливший за окном дождь – Там, мы ничем ему не поможем…. Он будет один и вероятнее всего ему не выжить.
Дамблдор устало вздохнул и отошел от окна. Бросил взгляд на газету, небрежно брошенную на стол, где была напечатана фотография двух обнимающихся людей. Это был некролог Лили и Джеймса Поттеров.
- Минерва, я все понимаю, но в будущем этому ребенку предстоит война с Лордом. Для этого ему потребуются все его силы. – ОН строго посмотрел на женщину – И я уверен, что ни мы, ни его родственники не сможем помочь ему стать сильнее.
Директор сел в кресло и облегченно вздохнул. Последнее время он чувствовал, что время все больше напоминает о себе и о том, что и у него есть предел.
-Единственный способ нам ему помочь – отправить туда, где он не понаслышке узнает, что значит быть сильным - именно так он сможет победить войну.
Минерва почти с ужасом смотрела в холодные глаза директора и понимание, что все уже решено тяжело давило на грудь. Она вздохнула, пытаясь взять себя в руки:
- А вы думаете, ОН простит нам. Это? Захочет ли после. Этого спасать наш мир?
Дамблдор тепло улыбнулся:
-Поверь, когда ты после стольких лет обретаешь Дом, ты будешь делать все, чтобы защитить его……






******
В Малфой-Менере было непривычно шумно. Нарцисса безумными глазами смотрела на своего мужа:
- Что значит, НЕ УМЕР?! Ты же говорил, что это чудовище сдохло! – женщина быстро подошла к супругу - Ты же говорил…
- Цисси, я сам надеялся что ошибся, но это точно – Лорд еще может вернуться….
Люциус устало опустился на кресло и закрыл глаза. Он в самом страшном сне не мог представить, что за свою ошибку придется ТАК дорого платить. Когда он присоединился к Лорду, он верил, что они изменят мир, что маги смогут жить без угрозы со стороны маглов. Он, словно слепой пес верно служил своему господину, забыв о свой гордости. А как он был счастлив, когда Лорд предложил помочь им во время беременности Нарциссы. Его жена была слишком слаба и медики не исключали возможность выкидыша. Именно тогда он пошел на
.уговоры Лорда и согласился на Ритуал. В теории это позволяло его жене без опасений вынести здорового ребенка, но на практике оказалось все не так просто. Люциус до сих пор помнил мерзкую улыбку, исказившую красивые губы Лорда: «Милый Люциус, не думаешь же, ты, что моя доброта ничего не требует взамен? На ребенке отныне и навсегда стоит Моя печать, и как только придет время, Он станет Моим”
Малфой открыл глаза и посмотрел на плачущую супругу – Та стояла напротив колыбели и смотрела на спящего младенца, еще не знающего, что его ожидает в будущем. Люциус встал и подошел к жене и тоже посмотрел на своего сына - маленького белокурого ангела. От одной мысли, что когда-нибудь ему придется отдать это чудо Лорду, у Люциуса закололо в сердце.
А ведь он надеялся, что пророчество сбудется полностью, и Воландеморт будет уничтожен маленьким Поттером. Но, похоже, судьба все, же решила посмеяться над ним – Лорд бесследно исчез после той ночи. Но его слуги все еще носили на себе печать Мрака, все еще чувствовали пусть и тончайшую, но связь с Ним. Люциус обнял за плечи жену:
-У нас нет выбора, я не знаю, сколько времени потребуется Лорду, чтобы снова заявить о себе. Нам нельзя оставлять Драко здесь .
Нарцисса в ужасе всхлипнула. Расстаться с сыном было невыносимо сложно, но надежда, что он все же избежит своей судьбы заставила ее обреченно кивнуть. Малфой поцеловал жену:
-Верь мне, мы еще встретимся с ним, это лишь на некоторое время, пока мы не будем уверенны, что с Лордом покончено навсегда…..
-Я верю…..


Малфои решили спрятать своего сына. Спрятать так, чтобы даже Лорду было его не найти. Люциус несколько дней просиживал в библиотеке Малфой-Менера, в поисках нужного заклинания. И наконец, удача – нашел! Заклинание HistoricEdemicos le Nurbo – переносило во времени и пространстве. Конечно, можно было использовать и хроноворот, но Люциус решил не рисковать – его действие можно было выследить при большом желание, ведь разрывались сами магические нити времени, оставляя после себя долго незаживающие бреши. Заклинание было намного сложнее в использование, потому как должно было произноситься в определенное время, место и требовало колоссальных магических затрат.
Приготовления велись несколько месяцев, за которые Малфои вычисляли по древним астрономическим картам о времени и месте проведения Ритуала. Люциус гордился женой - Нарцисса взяла себя в руки и исполняла свои обязанности точно и четко, оказывая незаменимую помощь – она по прежнему появлялась в обществе и продолжала играть роль светской львицы, поддерживая статус семьи .
И вот все приготовления сделаны – Люциус стоял вместе с женой и маленьким сыном на руках напротив древнего алтаря в Шотландии. По расчетам Люциуса его сын должен был отправиться в прошлое, примерно 12-13 вв в клан Малфоев. Там можно было быть уверенным за его будущее – историю Малфоев Люциус знал наизусть. В это время для их семьи не было никакой угрозы, они были богатым и сильным кланом.
Когда были произнесены последние слова заклинания, их сын исчез. Нарцисса всхлипнула и прильнула к мужу.
-Успокойся! С ним все будет в порядке!
- Я знаю – прошептала она – Но у меня плохое предчувствие…..


Макгонагал смотрела на удаляющеюся спину директора и все еще не верила, в то, что они сделали. Отправить ребенка в прошлое! Пусть Дамблдор и уверял , что он рассчитал и мальчик попадет в хорошие руки, но….
-Я надеюсь, что у Вас все будет хорошо, Гарри Поттер – женщина подняла глаза на звездное небо. -Надеюсь мальчик ты простишь нас и нашу трусость …..













Глава 1.
-Милорд! Милорд! – В зал вбежал один из воинов. – Прибыл сер Брайан.
Мужчины во главе стола кивнул головой:
-Пусть войдет!
Воин поклонился и исчез за дверью. Через минуту в проеме показалась фигура доверенного рыцаря лорда – сера Брайана. Он прошел в середину зала и преклонил колено:
- Мой лорд! На нашей границе неподалеку от западного замка были замечены войны Ленсуорта! ...
Мужчина во главе стола одним движение вскочил со стула. Это был лорд Деймон, глава Восточных кланов. Двухметрового роста, с холодными голубыми глазами он внушал ужас и уважение всем жителям замка. За его пределами он снискал себе славу беспощадного война, ни разу, не терпевшего поражения. Сейчас его глаза светились яростным торжеством и, оскалившись, он обратился к еще одному войну сидящему за столом:
-Ну что, Гарри? По моему, тебе пришло время размяться!
Молодой человек за столом согласно скривил губы. Это был гордость лорда, его приемник – сэр Гарри. Старый воин только диву давался, насколько быстро молодой человек из безродного сироты поднялся до правой руки лорда.
Это было тринадцать лет назад. Лорд, только недавно вернувшийся из крестовых походов, наводил порядок в своих землях – последнее время разбойники распустились и причиняли неимоверный урон местным жителям.
И вот лорд с отрядом как раз отбили одну из небольших деревень. По приказу лорда войны разошлись по разоренной деревне в поисках выживших. Смотря на горящие дома, Деймон все сильнее сжимал рукоять меча.
-Милорд – к нему подошел запыхавшийся Брайан – Мы все осмотрели - никого.
Лорд бросил на него угрюмый взгляд и пошел к своему коню. Но вдруг увидел, как что-то шевельнулось под перевернутой телегой. Он не спеша подошел и замер перед ней. Затем резко сел и заглянул. На него испуганно смотрел маленький мальчик лет четырех. Лорд приказал достать его и, когда приказ исполнили, с интересом стал рассматривать найденыша. Грязный, в драной рубашке малец тоже рассматривал великана. Лорд никогда не видел таких зеленых глаз – сразу вспомнились рассказы о ведьмах и колдунах.
- Как твое имя? – От голоса война мальчик вздрогнул, но все, же не отвел глаз.
-Г-Гарри…милорд
- Твои родители живы?
- Я сирота.
Лорд хмыкнул и сел на коня. Оглядев разрушенные дома, он крикнул своим людям:
- Собираемся в путь, мы возвращаемся домой – Деймон снова посмотрел на ребенка. – А ты, поедешь с нами….
Так началась жизнь Гарри в замке Деймона. Мужчина отдал его на обучение Брайану.
-Этот малец должен уметь держать в руках меч. Думаю, из него выйдет толковый оруженосец.
Брайан поначалу не верил, что из мальца будет толк - слишком уж он мелкий. Но по ходу его обучения войну пришлось изменить свое мнение. Мальчишка поначалу ни с кем не разговаривал, молча выполняя поручения, но постепенно стал привыкать к окружающим людям. Кухарка Мадлен, добрая старушка, сшила для него добротную одежду. Теперь на кухне можно было часто увидеть Гарри, жадно уплетающего приготовленные ему заботливой женщиной кушанья. На тренировках парень выкладывался на все сто, Брайан давно не видел такого упорства, с тех самых пор, как сам обучал Лорда военному делу. Следующие годы пролетели как один миг – лорд Деймон взял все принадлежащие ему земли в свои руки, никому не давая спуску. Но это возымело свои плоды – в их землях стало намного спокойнее. Теперь с их кланом стали считаться!
Гарри как оруженосец сопровождал Деймона во всех походах – и надо признать, в будущем он обещал вырасти в отличного бойца.
Но все же, несмотря на свои успехи, парень держался в одиночестве, ни с кем не водя дружбу. Только лорд, Брайан да старушка Мадлен могли добиться его внимания.
Брайан помнил, как после очередной победы, отдыхая в лагере, он спросил Гарри:
- Ты так стараешься стать лучшим.…На то есть причина? – парень долго молчал и лишь треск костра нарушал тишину леса.
- Я хочу отомстить – Гарри посмотрел на Брайана – Я отмщу тем, кто убил моих родителе!
В темноте мужчине показалось, что зеленые глаза отливают красным. “Глупости – воин потряс головой – это всего лишь пламя костра”…..
Исключая этот разговор Гарри больше ничего не рассказывал о своем прошлом. Брайан сомневался, что он жил в той сгоревшей деревне – в нем чувствовалась порода. Не каждый потомственный дворянин мог похвастаться такой, в голову лезло только слово Волшебной красотой. Все девушки замка тайно вздыхали по черноволосому красавцу. Однажды на кухне Брайан случайно стал свидетелем следующего диалога:
- Ты видела? Он посмотрел на меня! – Молодая девчушка мечтательно прикрыла глаза – Как глянул – у меня аж ноги подкосили. Я про себя подумала, что он на дворового коты похож – такие же глаза. Зеленые-зеленые…. нечеловечьи. И представь, тока подумала, вдруг, вижу – он на меня посмотрел и заговорщицки так улыбнулся! Будто мысли прочитал!
Брайан тогда внимания на бабий треп не обратил. Ну чего дурехе в голову не придет! Но позже сам стал замечать, что взгляд у Гарри и впрямь пронизывающий, словно видит человека насквозь. Еще одной его странностью были отношения с животными, особенно со змеями. Когда он еще оруженосцем был, Брайан сам видел как он, лежа на лугу, играл с несколькими гадюками. Причем, гадины даже не думали его кусать!
Но несмотря все его чудачества Брайан знал точно, что парень безоговорочно верен лорду и никогда не предаст. Уже не раз в схватке он доказывал свою силу, ум и ловкость! Но все же, старого война не покидало тревожное чувство – в тихом омуте, как говорится….
Прошло несколько лет, в походы вместо лорда Деймона отравлялся сэр Гарри. Там он показал себя жестким и безжалостным выйном, никогда не проявляющим слабость.















Глава 3.
В последние несколько лет на землях Лорда было спокойно и мирно. Но полгода назад стали совершаться набеги на пограничные поселения. Причем в живых никого не оставляли – ни детей ни женщин. Лорд пришел в ярость, когда в очередной деревне обнаружили изуродованный труп с гербом их главного врага – Лорда Х. Лорд организовал постоянное патрулирование границ – ублюдка надо было брать с поличным. Но странное дело – никаких следов людей Х не было! Умелые охотники только разводили руками, разглядывая следы в одной из разграбленных деревень:
- Мы ничего не понимаем, Лорд! Такое ощущение, что они появились из воздуха! Мы такого никогда не видели!
Даже пущенные по следу собаки не смогли взять след. Среди людей пошли разговоры про чародеев и черную магию. Лорд же лишь презрительно кривил губы.
- Никогда не слушай тех, кто боится. – Он посмотрел на стоящего рядом Гарри, - Страх превращает людей в добычу, хотят они того или нет.
Гарри молча кивнул. Он тоже считал, что страх – удел проигравших. Хот его все же заинтересовало, как враги подходили к деревням. Чародеи, говорите…. В замке жила старуха – знахарка, лечившая местных различными травами и настоями. Может она что- то подскажет?


- Что угодно молодому Господину? – Гарри оторвался от разглядывания засушенных трав на стене и посмотрел в глаза старухи. Старая Эрла была маленькой горбуньей. Такими пугают детей в деревнях – страшными ведьмами. Но ее характер был совершенно другим. Старуха была необычайна добра, помогая всем желающим. При всем этом она была нелюдимой – постоянно проводила время в лесу.
Гарри же относился к ней как к старому другу – слишком часто он проводил время в старом домике , пропитанном запахом трав и каким-то непонятным запахом волшебства.
- Мне нужно знать – можно ли с помощью колдовства замести следы отряда воинов?
Старуха каркающе рассмеялась:
- Ох, насмешили вы старуху. Коли есть обученный колдун, так и дела многие можно створить - погоду переменить, клады разные найти – хитрый прищур бесцветных глаз – след от глаз чужих спрятать.


Старуха с интересом рассматривала задумавшегося парня. На ее глазах хилый мальчишка превратился в прекрасного мужчину. Только, похоже, он еще не до конца понял дарованную ему силу. Эрла была достаточно стара, чтобы помнить глаза колдунов. Когда она была совсем юной, ей довелось повстречать чародея. У него были именно таки е глаза – пугающе глубокие, со вспыхивающим в них огнем магии. Но только старуху настораживало дно обстоятельство – Гарри, казалось, сознательно не пользовался своей силой, будто ненавидел эту часть себя. Но нельзя вечно себя обманывать – рано или поздно, но и этому Я настанет время проявиться…..

Гарри шел от старухи и думал. Если она сказала правду, то вероятно, что один из людей Х – колдун. Парень хищно улыбнулся – такая добыча была намного интереснее и ценнее. К тому же нельзя упускать такую возможность – ведь чернокнижник силен, если смог переместить целый отряд.
По приказу лорда Гарри начал охоту. Разделив воинов на маленькие отряды, они выехали в оставшиеся приграничные деревни. Поиски продолжались несколько дней, но безрезультатно. Гарри с раздражением выслушивал доклады своих воинов. Но упрямость брала свое. Под конец восьмого дня глядя на измученных людей он отдал приказ возвращаться.
Подозвав своего оруженосца Клемена – юркий парнишка, из деревенских, небрежно бросил:
- Следуйте к замку, я вернусь сам, хочу еще кое-что проверить.
И не глядя на кивающего парня, пришпорил Грома.
Уже стемнело, но Гарри не прекращал прочесывать лес.
Маг магом, но должны, же были они делать привал,- Гарри нахмурился – Все равно и людям и лошадям надо отдыхать, значит и лагерь где-то есть. Верный конь-Гром – послушно шел по едва заметной тропинке. Гарри прислушался к себе – опасности он не чувствовал, значит поблизости никого. Вдруг конь замер.
- Эй, Гром – гари похлопал животное по крупу – Идем, мальчик!
Но конь упрямо стоял на месте и настороженно смотрел вперед. Гарри тоже присмотрелся. Кусты как кусты. Репейник. И что на него на…
Гарри прищурил глаза. Пролетающая бабочка, подлетев к кусом прошла насквозь. Насквозь через кусты?
Парень довольно оскалился. Привязал Грома к дереву и тихо подошел к репейнику. Попробовал ухватить одну колючку, и как он и думал – рука ухватила воздух. Морок, значит – Гарри осторожно пошел дальше. Судя по всему, именно эта дорога и вела к стоянке бандитов. Последние сомнения отпали – им помогает чародей.
Пройдя еще немного, он услышал голоса. Судя по всему, он нашел лагерь. Гарри сосредоточился – судя по голосам и звукам там где-то человек шесть – восемь.
Рука привычна, прильнула к рукояти меча.
- Попались – В глазах мужчины зажглось радостное пламя. Он приготовился….



Грем удовлетворенно улыбнулся. По приказу лорда, их отряд совершил уже восемь набегов. Мужчина перевел взгляд на фигурку, сидящую дальше всех от костра. Все-таки их лорд очень умен. Использовать чародея для внезапного появления – да они практически непобедимы!
-Эй, Корни! Дай, Ему чего-нибудь пожевать, а то он сдохнет от голода.
Рыжий мужчина скривился, но подхватив пару кусочков вяленого мяса, бросил их в сторону чернокнижника.
- На, жри давай, колдун!
Фигура не шевельнулась. Тогда Корн резко встал и подошел к нему. Звук пощечины эхом раздался по лесу. Маг упал на землю, беспомощно застонав. Воин брезгливо сплюнул и носком сапога швырнул лежащее на земле мясо, попав в лицо магу.
- Жри, что дают, мразь! Не забывай свое место!
Фигура человека вздрогнула и кивнула. Тонкие руки подняли с земли кусочки еды. Удостоверившись, что чародей начал есть ,воин снова вернулся к костру.
Грем не без удовольствия наблюдал за всей этой сценой. Он сам свято верил, что чернокнижники и ведьмы это существа сатаны, призванные творить зло. То, что для грабежа им нужна помощь мага его не смущало – лорд всегда знал, что делает и раз он решил, что этот червь может быть полезен значит, так тому и быть.
Треск костра, звуки леса и луна , взошедшая на небо действовали очень раслабляюще. Грем, устало зевнул.
- Джерри, Уикс вы стоите первые в дозоре, остальным спать – завтра предстоит наконец работа.
Устроившись на своем плаще, Грем задумался. Весь вере его не покидало ощущение тревоги. Будто кто-то постоянно смотрит за ними. Но это абсолютно невозможно. Магу специально приказали поставить отводящие чары на лагерь, их просто нельзя найти!
Вдруг тишину леса прорезал стон. Грем быстро вскочил на ноги, обнажая меч. Он яростно смотрел в темноту деревьев, буквально кожей ощущая чей-то взгляд.
- Все встать, слышите! Тревога! – Его люди прореагировали так же быстро и вот уже весь отряд напряженно ждет.
- Кто здесь?!
Вдруг на фоне кусов он увидел тень человека.
- Я здесь по поручению Лорда Деймена. Его приказ – найти и уничтожить бандитов разоряющие деревни…..
Человек вышел в свет костра. Мужчина, нет Молодой парень, но глядя в его глаза Грем почувствовал себя лисой, которую загнала в угол злая собака. И судя по обнаженному мечу в руках, собака собралась растеразать его. Нервно рассмеявшись Грем отступил:
- Ты совеем ненормальный, мальчик? Нас восемь опытных воинов против тебя и твоей игрушки! И ты надеешься победить? Инте…
Неожиданно парень исчез из поля зрения. Но уже через секунду он стоял ряжом с Гремом. Еще мгновение и меч проткнул его горло. Воин с ужасом зажал рану и перевел взгляд на парня. Тот, молча, улыбался, и уже погружаясь во мрак, Грем мог бы поклясться, что видел, как в его глаза вспыхнули алым.

Гарри тяжело дыша, обвел взглядом бывший лагерь бандитов. Вот уж правда, такой смрад только и может, что с крестьянами воевать. Никакого удовольствия от схватки! Сплюнув с досады, парень вытер меч о ближний труп. Вдруг краем глаза он уловил движение у дальних кустов. Молниеносно развернулся и направил острие меча в сторону темной фигуры на земле.
- Кто ты? – Заметив, как вздрогнул человек, Гарри раздраженно скривился. Кругом одни трусы, даже драться, как мужчины не могут! – Я повторяю последний раз! Отвечай, кто ты такой или умрешь!
Фигура в плаще попыталась подняться, но со стоном упала на землю. Не выдержав парень подошел к ней и подхватив за плечи поставил на ноги и подтолкнул к костру.
Сделав пару шагов человек, издал прерывистый вздох и осел вниз. При падении капюшон слетел и гарриным глазам предстал водопад белых, словно горный снег волос, в бликах костра отливающих медью. Словно зачарованный парень опустился перед человеком на колени и поднял его лицо за подбородок. Зеленые глаза со звериной жадностью впитывали в себя все – тонкость черт, плавность линий прекрасного лица, беспомощность серых, словно грозовые тучи глаз и манящее ожидание пухлых губ….
- Кто ты? – Хриплым голосом толи спросил, толи простонал Гарри…..

18:11 

Диалог на вечере:
- Как ты можешь приставать ко мне, при живой жене?
- Понял. Приму меры.

URL
22:55 

((

Почему, ну почему воскресенье так быстро заканчивается*?????? Из раза в раз!((( прям беда)

@темы: ММММММного))))

20:01 

......

вот так всегда - жара а я болею((((( Где справедливость?

Foxlet Dairy 0_0

главная