• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:39 

<td style="text-align: left; padding: 8px; background-color: #FFFFFF; color: #000000; font: 12px
Твое самое потаенное желание)

@темы: ММММММного))))

10:08 




Блин, ну прям Сириус и Гарри вместе с Драко))) Ням)

@темы: Гарри/Драко

09:21 




Оюожаю Чейза))) До сих пор не могу решить, кто же с ним лучше смотрится - Хаус или Форман?))) ИЛи оба?)))))

@темы: Доктор Хаус - слеш)

09:16 





Это то, что вдохновляет меня))))

@темы: Гарри/Драко

09:13 

Пока без названия. Форман/Чейз, Хаус/ЧЕйз. Слеш)))

Первое впечатление Эрика Формана о Роберте Чейзе?

Его вообще не было. Когда Эрик шел на собеседование он ни о чем не мог думать кроме как о том, что работать в команде легендарного Хауса – это именно то, что нужно для его карьеры врача. Хотя слухи о сволочизме этого самого гения ходили преотвратные. Но Форман решил не заморачиваться – если его возможно будущий шеф и является задницей, то пусть об этом голова болит у него, а не у Эрика.

Личную встречу Форман не забудет и в кошмарном сне – такого он не мог даже представить, хотя, чего греха таить, такой сволочизм и отрицание любых форм морали вызывала невольное восхищение. На какой-то момент, отвечая на очередную гадость в свой адрес, Форман поймал себя на мысли, что ему это нравиться. Нравиться то, как по крови разливается адреналин и сердце начинает биться чаще, словно разгадка головоломки в детстве…
- Ну, что ж, негр, надеюсь твой завтрашний галстук будет хотя бы пытаться идти тебе…

Утром, собираясь на работу Форман слегка улыбался. До сих пор не верилось, что он смог пройти собеседование у этого психа. Хотя Хаус показался Эрику вполне вминяемым человеком. А то что характер него отвратительный – так не конец же света!

Но сейчас, работая уже трети час в Клинике вместо Хауса, Форман готов был пересмотреть свои утренние размышления. Хаус не просто гад. Он – Гад, с большой буквы. Подумать только – стоило зайти в кабинет, как был остановлен радостным возгласом:
-Сейчас дел нет, а у меня как раз дежурство в Клинике – Прищуренный взгляд синих глаз на дне которых огоньки злого веселья. – Мой кабине №1.
Постояв еще какое-то время в дверях, Эрик направился на первый этаж. Умом он понимал, что если нет дела, то работа в клинике обязательна, но плясать под дудку Хауса не было никакого желания.

На исходе четвертого часа сотовый Формана издал долгожданную трель. Быстро передав пациента с простудой медсестре, Эрик с приятным возбуждением вошел в лифт. Первый пациент которого он будет лечить в команде Хауса, и это точно будет что-то незаурядное. Форман слегка нахмурился. В команде… Кроме Хауса и его, Формана в ней состоит некто Роберт Чейз. Это имя Эрику ничего не говорило, единственное, что он знал – тот по специализации был хирург.

Вери лифта окрылись и Форман напрочь забыл про свои размышления – надо было сконцентрироваться только на работе.

В кабинете положив ноги и трость на стол уже сидел Хаус.
- О! Наш чернокожий врач решил бросить линику и начать работать?
-Если бы Вы не уклонялись от своих обязанностей мне бы не пришлось тратить свое время на ваше. – Форман сел за стол и, игнорируя издевательскую гримасу боса, раскрыл папку, принялся изучать больничную карту пациентки.
По этому, он не заметил, как в кабинет вошел еще один человек.
- О! Златовласка, а я уж думал ты сегодня решил оставить нас без твоего внимания - Хаус вытер не существующую слезинку – Я тааак, рад!
Форман услышал шумный вздох и поднял вгляд от папки. Нда, прозвище Златовласка было дано за дело. Вошедшим оказался молодой и очень привлекательный парень, в приталенной голубой рубашке и узких серых брюках. И у него были поразительные волосы. Форману пришло на ум одно – расплавленное золото, именно такого оттенка, плавной волной спускающиеся до середины шеи.
- Златовласка, знакомься с пополнением в нашем притоне, Эриком Форманом или просто крутым чернокожим – Хаус как никогда напоминал объевшегося сметано кота. – Ах, да Форман это Златовласка, или доктор Роберт Чейз.

Бросив раздраженный взгляд на Хауса, блондин уже с любопытством посмотрел на формана. Тот же сглотнул, встретившись с его темно зелеными глазами. Чейз улыбнулся уголками губ и протянул руку.
- Приятно познакомиться – Пожимая его руку Форман не мог не отметить ее хрупкости. Нда, на ум проситься словно изящный. Именно таким был доктор Роберт Чейз.

Тогда после приветствия Хаус начал перечислять возможные версии требуя от Эрика того же. Форман с азартом взявшися за обсужение очнулся тоько когда перед ним появилась кружка с кофе. Он с удивлением посмотрел на Чейза, который пошел видимо за своей кружкой.
- Не волуйся, Форман, Чейз , как не прискорбно сказать, иногда делает сносный кофе .
Хаус отсалютировал ему своей крушкой. Что-то было странно в самой мысле что приготовление кофе ему и Хаусу поручили Чейзу.

Уже придя к себе Форман стал анализировать весь прошедший день и пришел к вывоу что все как-то не так. На мозговом штурме Чейз говорил редко, предпочитая соглашаться с мнением Хауса. Когда босс отправил их обыскивать дом пациентки Чейз в отличие от Формана, не возмутился, лишь слегка передернул плечами. Обыскиая квартиру Форман постоянно ловил себя на мысли, что ему нравиться как двигается его новый коллега – легко и ишзящно, словно танцуя.

@темы: Доктор Хаус - слеш)

09:12 

Всего лишь одно. Гарри/Драко. Слеш. Все принадлежит РОулинг я лишб взяла на прокат)))

Воспоминание слишком давит плечи,
Я о земном заплачу и в раю,
Я старых слов при нашей новой встрече
Не утаю.

М. Цветаева


Я молча стою, и смотрю на темную фигуру человека у окна. На улице лето – яркое солнце и на небе ни облачка. Только человек у окна этого не видит. Для него мир по ту сторону стекла всегда будет дождливо-осенним. Широкие плечи устало ссутулятся, словно придавленные невидимым грузом. Поворот головы и я уже смотрю в водянисто- зеленые глаза. А ведь когда-то они были, словно два пожара – прожигали душу одним взглядом. Я еще помню это. Как и то, что сейчас лето и война уже давно позади. Но помнить - это не знать.
Человек у окна неловко поежился и подошел к рядом стоящему креслу. Усталый вздох – словно он прошел целую милю.
- Зачем ты пришел?
Я молча протягиваю ему темно зеленую коробочку.
- И ты решил, что я приму это?
Знал, что именно так будет. Злополучная коробочка оставлена на столе. Я подхожу к нему и встаю напротив кресла. Ты не смотришь на меня. Считаешь недостойным? Грязным? Слишком эгоистичным?
Солнечный зайчик проник из окна и запутался в твоих волосах. Серебристых, как у меня. Я помню, как ты глядя в зеркало сказал:
- Мы теперь прямо родственники. Не находишь это комичным – Ты провел по своим белым волосам рукой и прикрыл глаза. – Это тоже Судьба, да?
Я тогда тоже молчал. Уже молчал и понимал, насколько глубоко все это проникло в наши вены – интриги, шпионаж, убийства, переговоры, убийства, убийства….. Я тогда просто положил свою ладонь на твои плечи и сжал их. Была ли это попытка разделить твои чувства? Не знаю.
Сейчас я, снова молча, смотрю на твою белесую шевелюру. Мы действительно кажемся родственниками – только вовсе не из-за седых волос.
Видимо тебе наскучило ждать, когда я уйду. Твои глаза смотрят прямо на меня, но в тоже время мимо.
- Ты никогда не успокоишься? Зачем тебе это? – Тяжелый вздох. Интересно, какой ответ ты от меня ждешь? Что я хочу, чтобы ты наконец-то понял, что все позади. Что ты нужен своим друзьям и близким. Гермиона, Рон, Ремус, Сириус…. Ты спас их всех. Ты смог. Так почему бежишь от всего, за что сражался?
Молчание окутывает гостиную твоего дома, как тяжелый туман. Ты не смотришь мне в глаза. Я привык. Именно этого тебе хочется? Просто забыть обо всем? О войне, о своей роли в ней, о друзьях…. Обо мне.
Я прохожу к дивану напротив твоего кресла и сажусь ждать. Сегодня я не намерен уходить с пустыми руками.
Интересно, твои друзья понимают, что ты задумал? Стала ли замечать Грейнджер, что ты стараешься вычеркнуть себя из их памяти.Обратил ли внимание Уизли, что его друг все реже и реже появляется у него в доме?
Я улыбаюсь. Надо сказать, что ты очень виртуозно корчишь из себя зазнавшегося героя. В лучших традициях Слизерина.
Полтора года назад ты убил Лорда. Ничего интересного – простая Авада. Ты умудрился собрать всю свою магию и бросить в одно заклинание. Я всегда говорил, что ты дурак. Одно чудо, что ты не стал сквибом. Хотя, когда я подошел к тебе и посмотрел в твои глаза, понял, что ты как раз на это и надеялся. Лишиться магии. Уйти из магического мира и оставить все позади.
А ты еще меня называл эгоистом.
Мы встретились со всеми в штабе Ордена. Крики, смех и плач. Ты улыбаешься всем и никому. Даже неожиданно повиснувшие на шее друзья не заставляют твои глаза снова ожить. Ты ведь именно тогда сломался, да? Не когда принял на себя титул Убийцы и Спасителя Магического Мира, а когда с улыбкой на лице принимал похвалу и поздравления членов Ордена.
Я всегда говорил, что ты очень предсказуем, а ты не слушал.
Последующие полтора года прошли в постоянных приемах и политических интригах. Золотой мальчик стал самым популярным брендом магического мира. Приглашениям не было конца, - дипломаты, послы, политики, аристократы….. Всюду тебя сопровождали твои драгоценные гриффиндорцы – разодетый в парадную мантию Уизли и всезнайка Гермиона. Ты уже тогда прекрасно понимал, что только благодаря тебе они могут попасть на такие приемы. Именно здесь решались судьбы стран. А единственный пропуск для нищеброда и грязнокровки - Гарри Поттер.

Ты ждал полтора года. Полтора года, которые позволили твоим друзьям встать на ноги.
Я тоже ждал. Те же полтора года. Восемнадцать месяцев. Пятьсот сорок девять дней. Ты знал, что я по-прежнему работаю в Ордене? Наверное, да. Я все еще держу своих шпионов на поводке. Только теперь их задача следить за тобой. Забавно, да? Я, Драко Малфой, слежу за Великим Гарри Поттером. Спросишь, зачем? Вряд ли. Тебе это не интересно. А мне все равно.
Мне все равно с тех пор, как моих родителей запытали у меня на глазах, а потом принялись за меня. С тех пор, как я впервые применил Аваду Кедавру против Пожирателей. С тех пор, как по приказу директора я стал шпионом Ордена в тылу врага.
Мне все равно, что ты с собой делаешь. Поверь. Просто это моя месть. Месть тебе за мое спасение. Какая ирония – ты лишил меня того, что желал сам себе.
Именно поэтому я сейчас сижу в твоей гостиной и жду. Чего? Чего угодно. Крика, ругательства…Ответа. Тогда давно ты не позволил мне уйти и забыть обо всем. Тогда ты уверял меня, что не сможешь один.
Ну что ж, Поттер, теперь ты никогда не будешь один. Я не позволю тебе это. Ты не достоин того, чтобы забыть.
…. За окном уже давно загораются звезды. Комната теперь сокрыта во мраке – остались лишь неясные очертания предметов. Невольно ежусь от прохладного воздуха. Я слышу твой неясный шепот и теперь, в камине потрескивает огонь. Я благодарно улыбаюсь, не глядя на тебя. Зачем?
- Ты просто теряешь время. Это все было ошибкой. Ты же не думал, что я, Великий Герой и Убийца, полюблю какого-то эгоистичного аристократа, который лжет, как дышит. Мы просто трахались. Так, что забудь об этом, Малфой.- Только твой голос ни капли не изменился, все такой же бархатный и глубокий. Почему же от прошлого всегда остается, так мало?
Я молчу.
- Просто уйди и забудь про меня. Поверь, так будет намного легче нам обоим, - Знаешь, не думал, что ты можешь сделать мне, так больно. Забавно? По-моему, да.
Ты встаешь с кресла и идешь к двери. Я смотрю на твою спину и молчу. В тишине слышны лишь твои все удаляющиеся шаги. Это не правильно, вся эта тишина. Я знаю, что если сейчас позову тебя, ты обернешься и останешься со мною. Ведь я тоже вижу в окне, тот осеннее - дождливый день. Для меня он тоже не прекращался ни на час.
Всего лишь одно слово – и Гарри Поттер был бы спасен мной.
Есть только одно но. Уже полтора года, как у Драко Малфоя безвозвратно повреждены голосовые связки. Проще говоря, уже полтора года я только и могу, что молча смотреть в твою удаляющуюся спину.

@темы: Гарри/Драко

09:10 

Начало Игры) Хаус/Чейз. Слеш.

Если бы вы спросили доктора Роберта Чейза, почему его принял на работу знаменитый
Г. Хауз, он бы только пожал плечами. Идя на собеседование он седьмым чувством понимал, что вряд ли его пройдет – все-таки он еще очень молодой врач и опыта работа, как диагноста он не имеет. Да и попал сюда скорее по ошибке.Вообще-то он планировал наняться в Клинику, в качестве хирурга, даже пришел на собеседование, которое проводил докор Стриган. Мужщина под сорок, ухоженый с распологающей улыбкой. Чейз, как то сразу успокоился и без всяких опасений прошел в его кабинет.
– Присаживайтесь, присаживайтесь! - Стриган облакотился о стол и с улыбкой стал разглядывать Чейза. Почувствовал укол беспокойства, тот нервно повел плечами.
– -Что-то не так, доктор Стриган?
– О, вовсе нет! - И вновь эта улыбка. - Итак, вы хотите работать в моем хирургическом отделение?
– Да, сер – Чейз осторожно улыбнулся – У меня неплохой опыт работы и рекомендации из нескольких клиник в австралии.
– О! - Стирган уважительно покачал головой. Затем наклонился ближе к Чейзу.
– И, я так понимаю, вы готовы трудиться не покладая рук? - Его рука опустилась на колена молодого человека.
– Доктор Стриган! - Роберт испуганно дернулся.
– Зовите меня Джордж.

Его рука начала медленно подниматься все выше, а в это время Роберт перебирал в голове все мыслимые и не мысленные выходы из этого положения. Закатить скандал? Не лучший выход. Ведь все равно Стриган выйдет сухим из воды – кому поверят больше, новичку австралийцу или местному хирургу?

Тем временем, рука Стригана уже растегивала его ремень. Роберт сглотнул. Сейчас ему могло помочь только чудо.

Неожиданно, дверь кабинета широко распахнулась и вошел высокий худощавый мущина..
– Стриган, тебя зовет Кади! - Тяжело опираясь на трость, вошедший все равно, казалось, источал превосходство.
– А с каких это пор, ты у Кади на побегушках? - Стриган нетороплливо убрал свою руку с коленки Чейза и выпрямился.
– С тех самых, как ты начал трахать все что дышит без аппарата искуственного дыхания -
Стриган с ненавистью уставился на мущину, но тот ли насмешливо ухмыльнулся. Пару секунд Роберт наблюдал за их молчаливой дуелью. В конце концов Стриган раздраженно дернул плечами .
– Чтоб духу твоего в моем кабинете не было! - Резко схватил с кресла халат и вышел.
В кабинете наступила тишина. Чейз не знал куда себя деть – было мучительно стыдно, что его застали за таким занятием. К тому же, если Чейз правильно разбирается в людях, вошедший человек вряд ли согласиться замять это дело и притвориться, что ничего не было. От своих терзаний его отвлек тихий голос.
– Не думаю, что твое призвание хирургия. Завтра здесь будет собеседование в команду диагностов.
– Ничего больше не сказав мущина вышел из кабинета.
И вот сейчас Роберт Чейз сидел в приемной и ждал свой очереди, которая, надо сказать, внушала уважение. По обрывкам чужих фраз Чейз уловил одно - собеседование проводил Грегори Хаус, всемирноизвестный диагност.Но хотя все и признавала, что в своем деле он гений – характер у его возможного шефа ужасный. Судя по всему, в команде Хауса никто не задерживался больше полугода. Неожиданно, двери кабинета распахнулись и из него выбежала молодая симпотичная брюнетка, в ее глазах застыли слезы.
– Что случилось – сидящий рядом с Чейзом брюнет вопросительно поднял брови.
– Этот человек ужасен! - Она с яростью посмотрела на уже закрытую дверь. - Надменный урод.
Окинув презрительным взглядом оставшуюся очередь она быстро полша в сторону лифта.
– Да, говорили мне, что с Хаусом надо держать ухо в остро – Брюнет надменно улыбнулся. - Хотя мне бояться нечего! Мой отец очень известный кардиохирург, он уже договорился, что меня возьмут, так что это собеседование чистая формальность.
Чейз приуныл. Хотя он и не надеялся, что его возьмут,но все же мечтал о хотя бы честной конкуренции. Вряд ли этот надутый индюк, чего-то стоит без папочки. Хотя про самого Роберта тоже так часто думали.

Вспоминания о своем отце, окончательно испортили настроение Чейзу. Дома все были уверенны, что раз его отец известный врач, то его сын ничего не стоит. Что он, как и этот парень лишь богатенький сыночек, не больше. Никто не знает, сколько вечеров он проводил у постели больной матери, как пытался лечить ее алкоголизм. Как одиноко ему было после ее смерти. Только медицина помогала ему не сойти с ума. Что бы там не говорили, а учиться ему нравилось, нравилось видет, как люди выздоравливали, как они будто заново рождались. Хотя Чейз очень хорошо помнил и тех, кому помочь не удавалось. Первый его пациентка, которая умерла, была старушка больная раком. Ее нельзя было спасти, так сказал его куратор и вышел из палаты. А Роберт проводил с ней ночи, пока сердце ее не прекратило биться. Он тогда плакал, заперевшись в туалете. Почему-то это больная напоминала его мать. Успокоившись Чейз решил, что лучше не сближаться с пациентами настолько , чтобы их смерть могла ранить. И правда, работать в некой броне было намного проще и удобнее.

За своими мыслями Чейз не заметил, как подошла его очередь. Сердце стучало, как сумашедшее, но усилием воли он взял себя а руки./Надо показать себя профиссионалом, без суеты и волнений/ Солгасившись со своим внутренним голосом, Роберт открыл дверь, вошел внутрь и замер. Во главе стола для переговоров сидел, поигрывая тростью его вчерашний спаситель. Он разглядывл вошедшего парня и довольно улыбался.
– ВЫ? - Разом растеряв все свое самоообладание, Чейз ошеломленно покачал головой.
– Что вы тут делаете? - Мущина улыбнулся.
– Ну, уже четыре часа пытаюсь найти себе помощника. Хотя может я и ошибаюсь, и моей задачей было нанять пару стриптезерш и превосходно провести вечер.
– Роберт растерялся. Так это и есть Грегори Хаус? Интересно, почему он вчера не представился, не сказал, что он сам проводит собеседование? Глубоко вздохнув, блондин взял себя в руки./ Главное спокойствие! Я пришел сюда наниматься на работу, так что надо взять себя в руки/
– Простите. Меня зовут....
– Роберт Чейз, австралиец, университет ???, работал в клинике *** в Австралии. - Хауз с наигранным интересом уставился судя по всему в личное дело Роберта. - Хм, к тому же имеется известный папочка-иммунолог.Я ничего не упустил? - ОН вопросительно посмотрел на блондина. Тот только сцепил зубы и кивнул. Вот уж до чего вредный тип! А ведь вчера он был искренне ему благодарен, и надеялся найти и сказать спасибо. Вот только сейчас, глядя в эти бестыжие голубые глаза слова благодарности застревали в горле.

– Восприняв молчание молодого человека за согласие Хауз улыбнулся еще насмешливее и отложил папку на стол. Скрестив руки на груди он спросил:
– И, что такой перспективный – это слово он выделил голосом – молодой врач делает так далеко от семейного очага? Или родные пинаты тебя не вдохновляют?
– Чейз неимоверным усилием воли сдерживался, чтобы не послать этого чокнутого./Да кем ты себя возомнил?!/
– А может есть более простая, но не менее приятная причина? - Голос мужщины стал приторно сладким. - Ссора с любовником на рабочем месте?
Чейз застыл. Теперь все понятно. Вчера этот человек никак не прокоментировал ситуацию, потомучто решил оставить на потом. Чтобы, как говорят, насладиться моментом. И конечно же, он и не думал брать его на работу. От обиды и разочарование защипало глаза. /Ну уж нет, высмеять меня у него не выйдет/.

– Я так понимаю, я не подхожу на работу? - Холодная улыбка стоило Роберту последних душевных сил. - Всего доброго.
Он развернулся и направился к двери. С быстротой, которую нельзя было ожидать от калеи Хауз вскочил и схватил Роберта за руку. Парень удивленно развернулся и встретился с парой внимательных голубых глаз.
– Не торопись, блондинчик, кто сказал, что я тебя не возьму? - Все еще держа его руку одной рукой, другой он погладил Чейза по щеке. - Правила приема на работу тебе известны?
– Я не собираю.. - Роберт не успел закончить фразу, а жесткие губы уже завладели его ртом. Протестующу замычав, он попробовал освободить рки, но обнаружил неприятную вещь – Хауз однозначно выигрывал,как в росте, так и в силе.
– Поняв, что вырваться не удасться Роберт обмяк в чужих руках. Поцелуй заставлял подгибаться колени – Чейз неосознанно поддался вперед, обнимая Хауза за талию.

Неожиданно поцелуй прервался, Роберт непонимающе смотрел расфокусированными глазами, как Хауз с улыбкой отходит на свое место, попутно играя тростью.
– Ну, что ж, доктор Чейз, я думаю учитывая Ваше рвение к работе – он сделал паузу – Вы приняты.
Роберт молча рассматривал Хауза. Тот же, казалось, потерял всякий интерес к нему – разбирал уже следующее личное дело. /Что это было?!/ Очень хотелось закричать, сломать что-то, что угодно лишь бы разбить эту маску самодовольства на чужом лице. /Если он думает, что я соглашусь на добровольное рабство – он сильно заблуждается!/ Но какая-то часть него была рада. Рада, что его взял на работу сам Хауз. Это был вызов всем – всем тем, кто сомневался в нем, как во враче, как в личности. К тому же имея рекомендации самого доктора Хауза....
Чейз кивнул головой и нетвердой походкой пошел к двери. Уже взявшись за ручку он услышал:
– До завтра, блондинчик! И запомни я люблю кофе с сахаром и корицей.

Выйдя из кабинета Роберт невидящим взором обвел ожидающую очередь. Все с нетерпением ждали его реакции, из которой можно будет понять - радоваться им, что место еще свободно или расходиться по домам. Брюнет, с которым Чейз беседовал ранее, с сочусвенной улыбкой подошел к нему, покачивая головой.
– Ну не надо растраиваться! Не ты первый не ты последний, так сказать – Он приобнял блондина за плечи. - Ну и как это было? Страшно?
Чейз с раздражением стряхнул липкую руку с плеч и надменно улыбнулся:
– Не стоит беспокоиться по напрасну. Я -то как раз уже при работе.
Насладившись вытянувшейся физиономией парня, Роберт направился к лифту. Обдумывая сложившуюся ситуацию, Чейз пришел к выводу, что не все так плохо. По крайней мере, если доктор Грегори Хаус решил, что Роберт Чейз пустоголовая подстилка, ему придеться пересмотреть свои планы. Уступать этому наглому типу Роберт не собирался. / Надо продержаться всего три года, а поистичению контракта я смогу работать там где захочу. - Чейз зашел в лифт и нажал нижний этаж – А Хаус.....
Вспомнив их поцелуй Роберт смущенно покраснел. В этом Хаус знал толк. Ну чтож, можно считать это приятным приложением к его характеру.
Идя по холлу клиники молодой врач Роберт Чейз довольно улыбался своим мыслям. Как кстати, что несколько дней назад он встречался с одной медсестрой из этой больницы. На одном из свиданий она обранила, что некто диагност Грегори Хаус питает необъяснимую страсть к блондинкам.
/ Игра началась, доктор Хаус. - Чейз обернулся и встретился глазами со стоявшим на втором этаже Хаусом. Тот насмешливо улыбался, явно чусвуя свое превосходство.Уголки губ Роберта непроизвольно изогнулись в почти такой же ухмылке. - Ваш ход, Грег./

@темы: Доктор Хаус - слеш)

09:05 

Гарри/ Драко праят миром)))))

Последнее чудо


В Запретном лесу все особенное – от травки до самого старого дуба. И дело не только в волшебных существах, населяющих его. Нет, дело в самой магии леса. На протяжении веков, этот лес был свидетелем многих тайн и загадок, чудес и преступлений. Он, как преданный страж, хранит их всех, но, иногда, если суметь, можно услышать его тихий шепот.

Вот, как сегодня.

Всю ночь по листьям деревьев барабанят капли дождя, смывая усталость дня. Под одним из деревьев, устремив взгляд в бездонное небо, стоит человек. Его мантия, как и он сам давно промокли, но мысли уйти в тепло у него не возникало.

Последние несколько лет его можно часто встретить здесь. Хотя, что такое два года для Леса, чья жизнь давно уже не измеряется даже веками?

Уже никто не помнит того времени, когда в Запретном лесу впервые появилось волшебство. Лес даже сам не берется угадать – в его памяти нет временных рамок, прошло ли пять лет, или пятьсот. Эпохи сменялись, менялась магия. В какой-то момент, лес хорошо запомнил это, рядом с ним поселились другие существа. Хрупкие создания, с бесконечной самоуверенностью и наглостью. Они называли себя людьми.
Лесу было все равно. Как может небо интересоваться жизнью муравья? Хоть в них тоже была частичка колдовства, но другая. Их магия была тяжелой и неуклюжей, оставляя после себя неприятное чувство.

Но Лес привык.

Шло время. И Лес стал беспокоиться – все чаще стали происходить неприятные случае – многие его дети, создания, живущие в нем, стали преследоваться и истребляться. Люди ради забавы ловили и уносили его детей, или, из собственных глупых предрассудков, убивали их. Они даже покусились на священное для леса существо. Последний единорог – Пьюри.
Стон боли прокатился по всему лесу, когда обнаружили ее мертвое тело. Только существо, лишенное души могло умертвить само создание магии. Казалось, в мире на одно чудо стало меньше. Лес помнил слезы в глазах гиппогрифов, ярость кентавров, плач русалок...

Это сделали они - Люди. Создания, возомнившие себя равными первозданным творениям магии. Лес запомнил. И помнит до сих пор, что этим созданиям верить нельзя.

Но вот уже долгое время он наблюдает за жизнью одного из них, и в нем после тысячелетий просыпается любопытство. Чем-то пришелец напоминал ему его дорогих единорогов. Он весь буквально излучал магию. Никогда Лес еще не видел таких людей. Волосы, словно мерцающий шелк, тонкие кости, грация рыси. Лес мало что понимал в человеческой красоте, для него пришелец был красив, так же, как его дети – русалки, кентавры, ушедшие в историю единороги и синтреллы...

Лес не знал точно, но по ощущениям человек был очень молод. Он начал приходить весной. Лес любил весну. Время, когда все, что погрузилось в долгий зимний сон, обретает второе рождение и начинает новую жизнь. Время, когда волшебство буквально парит в воздухе.

Молодой волшебник тогда случайно забежал в чащу. Споткнувшись, он остался лежать на земле, сотрясаемый рыданиями. Лес с беспокойством смотрел, как он, разбивая в кровь руки, бьет землю. Внезапно он замер. Чужак не двигался, а лишь протяжно скулил – звук полный боли, страдания и обреченности. На краткий миг Лесу захотелось утешить пришельца – решив, что многие животные испугают его, Лес решил попросить Волчицу -Тери помочь. Она осторожна приблизилась к продолжающему лежать на земле чужаку. Толкнулась носом в плечо. Он резко сел, с испугом глядя на большую серую волчицу. Но не попытался убежать.
– Ты хочешь меня съесть? - Парень горько усмехнулся дрожащими губами. - Может это и к лучшему.
Терри удивленно смотрела на человеческого детеныша. Его речи были очень странными, но в то же время она чувствовала, что ему очень больно и страшно. Неторопливо подойдя к нему – мальчик, сидя не доставал ей и до груди – она осторожно лизнула его в нос. Чужак удивленно моргнул. Волчица села, ожидая дальнейших его действий. Ей понравился чужак, Лес был прав, от него пахло так же вкусно , как от обитателей леса – чистым волшебством.
– Лес тоже с интересом наблюдал за ними. Человечек долго сидел, не двигаясь, пока его плечи вновь не затряслись, и он, всхлипнув, не прислонился к мохнатой груди волчицы. Долгое время они так и сидели – человек и дитя леса.
На следующий день человечек снова пришел. Лес с непонятной радостью смотрел, как тот неторопливо идет по едва заметной тропке, восхищенно рассматривая все во круг. Обычно люди боялись ходить по лесу в одиночку, считая его мрачным и страшным. Какие все же глупые эти люди. Ведь главное не на что ты смотришь, а как. Этот человечек умел увидеть волшебство даже самой обычной бабочки или листа. Теперь он очень часто бродил по лесу, открывая новые полянки и ручьи. Дети леса его не трогали – после встречи с волчицей чужак уже без прежнего ужаса смотрел на остальных животных. Особенно пришельца полюбили фейки – самые легкомысленные и веселые, они постоянно кружили вокруг него, вызывая на лице у мальчика улыбку.

Лес привык. Привык, что этот человечек бродит по нему и сам стал ждать его прихода. Но не всегда чужак приходил улыбаться, гораздо чаще он был чем-то опечален. Разглядывая его лицо, Лес со сжавшимся сердцем понял, чьи глаза ему они напоминают. Пьюрри. Той самой самки единорога за день, как ее убили. В фиалковых глазах была грусть и, непонятная обреченность, будто она уже предвидела свою судьбу, приняла и смирилась. В глазах чужака, тоже была эта боль.

Постепенно встретить и поиграть с человечком приходило все больше и больше волшебных существ. Правда, ко многим чужак привыкал с трудом. Так, например, при виде гиппогрифа он в ужасе вскрикнул и спрятался за спиной его постоянной спутницы в лесу – Терри. Крылатый пристально смотрел на выглядывающего человечка и после долгих минут, все-таки склонил перед ним колени. Мальчик настороженно вышел из своего укрытия и дрожа сделал ответный жест. Лес видел, как он дрожит и боится поднять голову. Крылатый же, похоже, был удовлетворен поклоном, так как, неспешно, подошел и ткнулся клювом в плечо чужака. Тот неверяще поднял голову и встретился глазами с гиппогрифом. Лес не знал, что он в них увидел, но после нескольких мгновений человечек с радостной улыбкой обнял животное за шею, осторожно поглаживая серебряные перья, и прошептал:
– Прости...
За что он просил прощение Лес не знал, но Крылатый, казалось, понял и слегка кивнул головой.

Сам того не замечая чужак постепенно становился неотъемлемой частью их жизни. Лес замечал, что рядом с человечком животным становилось спокойнее, будто они черпали от него силы. Так было, пока была жива Пьюрри. Это очень озадачило Лес, ведь что общего может быть у благородного животного с людьми? Хотя все-таки назвать пришельца обычным человеком было нельзя. Лес больше бы поверил, что он дитя волшебства, или его потомок.

Время летело очень быстро. Человечек стал надолго пропадать, а когда возвращался, был очень бледен и печален. Лес помнил, что как-то играя с детенышами Терри, он с болью в голосе прошептал:
– Почему я не могу остаться здесь навсегда? - Он лег на пожухлые листья, устремив взор на голубое небо. - Поскорее бы все закончилось. Я так устал.
Что так огорчало человечка, Лес не знал, но был уверен, что в этом как-то повинны другие люди.
Однажды Лес заметил, что вместе с мальчиком пришел еще один человек. Они держались за руки, хотя друг на друга не смотрели.
– Так это здесь ты прячешься? - Новый чужак не походил на Пьюрри, он скорее напоминал Лесу синтрелл – с огромными кожистыми крыльями и смертоносными клыками они были прекрасны, той красотой, которая завораживает свой смертоносностью. Лес чувствовал, что этот чужак очень силен и опасен, его магия буквально обжигала свой яростностью и огнем.
Волшебные животные с настороженностью взирали на него, готовые в любой момент скрыться в недрах леса.
– Они не опасны, Поттер. Если ты, конечно хотя бы иногда слушал лекции своего друга-великана.
Молодые люди осторожно устроились на поляне, к блондину сразу же подошла Терри. Волчица легла рядом с ним, и, секунду поколебавшись, обнюхала второго человека. Затем осторожно лизнула протянутую ладонь. Лес отметил, что парень не испугался огромной волчицы, а лишь с любопытством разглядывал собравшихся на поляне. На его носу были смешные кругляшки, сверкавшие на солнце. Странные же вкусы у людей.

Постепенно все больше животных подходило к ним и, удостоверившись, что новый пришелец так же не опасен, устраивались неподалеку.
Человечек смотрел на знакомство с легкой улыбкой, и вдруг неожиданно улегся рядом с тем, кого он назвал Поттером, положив голову ему на колени. Брюнет нежно улыбнулся и потрепал его белокурые волосы, вызвав легкий смех у блондина.

Давным-давно Лес наблюдал, как единороги находили себе пару. Для них в жизни был только один партнер, с которым они были до конца своих дней. Они делили одну душу на двоих, принося в мир новое волшебство. После того, как их истребили, Лес уже почти забыл, как прекрасны те, кто делят на двоих одну душу. И теперь с удивлением смотрел на этих двоих, и видел, то что уже казалось не увидит никогда. Но как такое, возможно, что люди, всего лишь люди....

Двое, смотрящихся вместе, как одно целое, идеально дополняющих друг друга и смотрящие друг на друга так словно больше в этом мире ничего и никого не существовало.

Теперь в лес они всегда приходили вместе. Они болтали и играли с волшебными созданиями, спали, или бывало, просто лежали вместе и смотрели, как сквозь ветки деревьев пробиваются солнечные лучи.

Затем, они перестали приходить. Лес с неожиданной тревогой ждал появление двух фигурок, на тропинке к лесу. Прошел не один месяц и вот, однажды они вернулись. Волшебные создания с беспокойством смотрели на их изможденные, усталые лица. Волчица Терри легла рядом с ними, согревая их своим теплом. Те благодарно улыбнулись. Блондин принялся поглаживать мягкую шерсть волчицы, улыбаясь пляшущим рядом фейкам. Лес же видел, что брюнет-Поттер смотрит теперь лишь на блондина, и в его взгляде постоянное беспокойство и еще что-то. Лес видит, что теперь отношения между ними изменились. При каждом удобном случае брюнет старался коснуться своего спутника, тот же с удовольствием принимал его ласки.
Кажется, они стали настоящей парой. Только теперь, лес с удивлением заметил, человечек стал пахнуть иначе – если бы он точно не знал, что это один из людей, то сказал бы, что это потомок единорогов. Раньше он пах очень сладко, но все, же был и людской аромат. А теперь его магия стала, как у тех легендарных животных – чистой и звонкой, обволакивающей все вокруг, принося тепло и спокойствие.

– Скажи, Драко – Брюнет неожиданно заговорил – Что ты будешь делать, когда все это закончиться?
Лес видел, как вздрогнул блондин и с какой болью посмотрел на высокое небо.
– Это никогда не закончиться – тихий голос с горечью – Думаешь, смерть Лорда что-то изменит? Директор, с его политикой вседобра ничем не лучше его. Просто действует не так открыто.
Блондин лег на бок и посмотрел на спутника. Тот нежно погладил его по белой щеке.
– Не бойся, пока я рядом все будет в порядке.- Брюнет подвинулся и обнял мальчика. Так они и лежали, словно хотели спрятаться в друг друге, раствориться. Животные легли в кольцо вокруг них, как бы желая поделиться своим спокойствием и теплом.

Лес слышал, что люди снова развязали войну. Сколько он себя помнил они то и дело стремились убить себе подобных, очевидно получая от этого удовольствие. Видимо эти двое тоже были втянуты в это. Лес разглядывал их и находил все больше и больше знакомых черт. Да, он помнил, что синтреллы, рожденные для сражений, всегда с необъяснимой страстью шли в битву. Вот и этот брюнет-Поттер, словно зверь перед охотой: зеленые глаза иногда заслоняла алая поволока – Лес видел, что грядущая война лишь прибавляет ему сил. В отличие от другого человечка.
Лес с болью смотрел, на блондина – он будто потускнел, его волшебные глаза все чаще застилала печаль. Правда, общаясь с волшебными животными, он выглядел лучше. Лес понимал, что его убивает магия людей. Пусть он один из них, но по необъяснимой причине ближе волшебному лесу, чем свои соплеменникам.

Они снова лежали, прижавшись, друг к другу, блондин спрятал лицо в плечо Поттера. Лес расслышал его шепот:
– Я не хочу больше....Не могу... Больно.. - Брюнет при этих словах замер. Лес с беспокойством следил, как его глаза застилает пожар ярости. Он резко сел, увлекая за собой хрупкого человечка.
– Не смей меня бросать! - Почти рык – Ты обещал быть со мной.
Блондин с испугом смотрел на своего спутника. Но услышав последние его слова, мягко улыбнулся.
– Гарри, не бойся – Его тонкая ладошка погладила вечно растрепанную черную шевелюру, - Я обещал, что дождусь тебя.
Лес впервые видел слезы брюнеты. Тот неловко смахнул их и смущенно улыбнулся, словно извиняясь за свою вспышку.
В этот раз они просидели до вечера, провожая глазами исчезающее за кронами деревьев солнце. Когда на небе начали появляться первые звезды, они будто проснулись. Достав из своего балахона небольшую палку, брюнет, ткнул ею в большой булыжник и прошептал, что-то. Неожиданно булыжник превратился в небольшой домик, скорее даже избушку. Лес первый раз видел, как колдуют люди. Странные они все же.

Мне пора – Поттер крепко обнял блондина. Тот лишь кивнул, нежно поглаживая его по спине.
– Я буду ждать...

Так они и расстались. Больше брюнет не приходил, а человечек жил теперь в наколдованном домике, в чаще леса. Волшебные существа обрадовались его соседству, постоянно навещая его, а некоторые, как фейки, просто поселились рядом с ним. Лес тоже был рад, он окончательно уверился, что этот человечек связан с вымершими единорогами очень крепкими узами и не хотел, чтобы тот уходил.

Шло время. Лес забыл о втором чужаке. Казалось, что маленький домик всегда стоял в волшебных чащах, а его обитатель был истинным созданием леса..Чем дальше, тем больше блондин переставал быть человеком. Его светлые волосы, отросли и побелели, спадая на спину шелковым водопадом, В движениях появилась животная грация. Даже глаза изменились. Серебристые, словно пасмурное небо, теперь они были фиалковые, лишь иногда отливая серым.
Только сам блондин, казалось, постоянно кого-то ждал – играя с волшебными животными, развлекая феек, его глаза постоянно возвращались к небольшой, едва заметной тропке. И чем больше он ждал, тем сильнее опускались тонкие плечи. Лесу было жалко это красивое создание. Но как избавить эти глаза от боли он не знал. Оставалось только надеяться, что когда-нибудь фиалковый взгляд найдет на тропинке, то что он ищет.

Для Леса нет понятия времени. Для него это всего лишь череда смен природы – лето, осень, зима, весна. Сколько таких превращений он наблюдал с тех пор, как в нем поселился беловолосый человечек? Он не помнит.

Блондин по прежнему следит за тропинкой. Но это уже скорее привычка. Все реже от него можно услышать человеческую речь - он предпочитает общаться мыслями со своими друзьями – животные, по прежнему, в нем души не чаяли, постоянно навещая его.
И вот, когда в очередной раз листья на деревьях стали покрываться золотым налетом, пришел Он. Лес узнал эту жаркую, опаляющую магию. Именно такая была у другого чужака – Поттера.
Блондин играл с фейками у дома, когда почувствовал его присутствие. Он резко поднял голову, глаза привычно отыскали почти заросшую тропку, и недоверчиво расширились.

Фиалковые глаза с восторгом впитывали все – непослушные вихри отросших волос, в которых закралась седина, крепкую, возмужавшую фигуру, морщинки в уголках глаз. И наконец, его глаза – два изумруда, таких родных и любимых.
Лес видел, с какой жадностью чужак разглядывает блондина, будто поедая глазами. Всего несколько шагов и вот они сжимают друг друга в жарких объятиях.

– Драко...
– Гарри...

Фейки, с которыми играл человечек, смущенно смеясь, скрылись за деревьями – сейчас они были лишними, как и все вокруг.
Брюнет изменился, Лес тоже не чувствовал от него людского запаха. Его магия теперь источала глубокий, дурманящий аромат, заставляющий терять голову. Запах хищника.
Лес смотрел на две фигуры, слившиеся в жадном поцелуе и, пускай для наивного взора они были людьми, Лес смотрел намного глубже – туда, где бились их сердца и видел две ожившие легенды – единорога и синтрелла. Два прекрасных и сильных существа, созданные из чистого волшебства.

Наконец, брюнет отстранился от своего любимого, с нежностью глядя ему в глаза. Блондин отвечал ему такой же улыбкой.

– Ты долго- Легкое касание длинных, тонких пальце по чужим губам.
– Прости.......

Искра смеха в фиалковых глазах и точное ее отражение в ярко изумрудных. Слова уже не нужны, зачем они тем, кто не чувствует себя без другого, тем у кого одно дыхание на двоих?

Лес провожал взглядом державшихся за руки двух влюбленных. А ведь он успел смириться с тем, что в этом мире уже нет места истинно волшебным существам. Но вот он стал свидетелем еще одного чуда. Возможно последнего. А может это будет началом нового волшебства. По крайней мере, Лес постарается, чтобы так оно и было.

В Запретном лесу все особенное – от травки до самого старого дуба. И дело не только в волшебных существах, населяющих его. Нет, дело в самой магии леса. На протяжение веков, этот лес был свидетелем многих тайн и загадок, чудес и преступлений. Он, как преданный страж, хранит их всех, но, иногда, если суметь, можно услышать его тихий шепот.

И сейчас в самой глубине Леса спрятана особенная тайна, тщательно скрытая от чужих глаз деревьями, кустами, мороками. Даже сами дети леса тщательно охраняют двух существ, живущих в маленьком домике в середине Леса. Здесь, на островке мира рождаются истинные чудеса. Одно из них сейчас весело смеется, играя посреди цветов с озорными фейками. Лес с отеческой любовью приглядывает за малышом – белоснежные кудри, в которые старательные лесовушки вплетают цветы, и озорные блестящие изумрудные глазки, в которых то и дело мелькают серебряные искорки.

А ближе к дому, Лес переводит взгляд, можно увидеть родителей малютки. Лес всегда любуется тонкостью и грацией блондина - казалось после рождения малютки его красота стала совершенной. И наконец, подтвердилась надежда Леса – из под длинной белой челки виднелся маленький аккуратный витой рог. Такой же, только поменьше был и у малыша.
Поттер же стал настоящим хищником леса. Вся его фигура буквально излучала силу и мощь. После своего возвращения он ни на минуту не выпускал из поля зрения свою пару.
Лес видел, как они, помня годы разлуки, постоянно стараются прикоснуться, прижаться друг другу. Вот как сейчас – брюнет, сквозь прикрытые ресницы, наблюдает за свои детенышем, перебирая руками шелк белоснежных волос блондина, уютно устроившего голову у него на коленях. Он тоже наблюдал за малышом, улыбаясь когда фейки начинали тормошить того за кудри.

Лес хранит много тайн – своих и чужих. Но этот секрет он хранит особенно тщательно. Может именно на этой полянке, где не властно время растет Надежда для всего магического мира. Быть может волшебство все-таки всегда будет с нами.

@темы: ММММММного))))

Foxlet Dairy 0_0

главная